Вече

Межрегиональная Общественная Организация

Главная

На форум

Об организации

Акции


Текущее время: Чт, 02 дек 2021, 19:36

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: А. Смит, Д. Риккардо и ВТО (I)
СообщениеДобавлено: Вт, 24 апр 2012, 19:01 
Не в сети
Член МОО "ВЕЧЕ"

Зарегистрирован: Ср, 05 авг 2009, 17:42
Сообщения: 2156
очередной опус. первая часть, по ВТО.

Остроменский М.П.
МОО «Вече», МГ «Альтернатива»

А. Смит, Д. Риккардо и ВТО (I)

«У неё все фальшивые бумаги
были в совершенном порядке».
«Жизнь впереди»
Э. Ажар

1.
В декабре 2011 года, после завершения переговоров по присоединению России к ВТО, путь длинной в два десятилетия был практически завершён. Споры о последствиях для экономики нашей страны романа с ВТО продолжаются по сию пору и будут длиться до того момента, покуда результаты случившегося не станут ясны на собственной шкуре большей части политиков и обывателей. В этой работе мы не будем дополнительно взметать пыль стандартных аргументов pro et contra ВТО. Зайдём-ка мы с другой стороны. На наш взгляд, до сих пор не получил должного внимания вопрос об адекватности лежащих в основе всей идеологии ВТО теорий, об их соразмерности тем надеждам и резонам, что возлагаются в объяснении предполагаемых положительных наборов следствий в экономике государств – членов ВТО.

В первой части работы мы подробнее рассмотрим общие средне- и долгосрочные плоды водворения свободной торговли на экономику государства, при различных родах конкурентных преимуществах.

Итак, идеология и пропаганда свободы мировой торговли, в интерпретации ВТО, официально базируются на теории сравнительных (относительных) конкурентных преимуществ Д. Риккардо, в чём можно удостовериться на её официальном сайте [1]. Данная теория является развитием и усложнением предшествующей ей теории абсолютных конкурентных преимуществ А. Смита.

Напомним кратко их суть.

Существуют две страны, каждая, из которых производит два товара: А и Б. Если у одной страны минимальные издержки на производство товара А, а у второй на производство товара Б, естественным будет каждой сосредоточиться на производстве того товара, который у неё получается наилучшим образом. Изготовление другого, издержки по которому больше (эффективность меньше) – свернуть, предоставив заниматься этим тому, у кого это получается спорее. Потребность же в недостающем товаре покрывать за счёт торговли, поскольку сконцентрировав все ресурсы на производстве только одного товара, а именно того, издержки по которому наименьшие, каждое из государств за единицу времени и за единицу ресурсов произведёт больше товара А или соответственно товара Б.

Вот что сам А. Смит говорит по этому поводу: «Основное правило каждого благоразумного главы семьи состоит в том, чтобы не пытаться изготовить дома такие предметы, изготовление которых обойдется дороже, чем при покупке их на стороне... То, что представляется разумным в образе действия любой частной семьи, вряд ли может оказаться неразумным для всего королевства. Если какая-либо чужая страна может снабдить нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы в состоянии изготовить его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом» [2].

Но как быть в случае когда у одной из стран нет абсолютного конкурентного преимущества ни по товару А, ни по товару Б, а у другой есть такие преимущества по обоим? Иначе, если у одной из стран абсолютные издержки на производство, что товара А, что товара Б – больше чем у другой страны? Ответ на этот вопрос даёт вышеназванная теория относительных (сравнительных) конкурентных преимуществ Д. Риккардо.

И в таком случае, говорит Д. Риккардо, каждой из стран выгодней сосредоточиться на производстве одного из товаров, а не обоих сразу. Однако в отличие от случая, рассмотренного ранее А. Смитом, необходимо ориентироваться не на абсолютные, а на относительные (сравнительные) издержки (или эффективность) производства. Т.е. страна, имеющая абсолютные конкурентные преимущества и по товару А и по товару Б производит, тот товар, по которому у неё наибольшие абсолютные конкурентные преимущества, а страна, не имеющая абсолютных конкурентных преимуществ, производит тот товар, по которому у неё наименьшее конкурентное не преимущество или наибольшая сравнительная эффективность.

Иначе, предлагается сопоставлять не абсолютное количество затрат на производство товара А или товара Б, а их относительное количество и специализироваться на том товаре, на производство которого им потребуется относительно меньше ресурсов на единицу товара.

Вот что пишет сам Д. Риккардо: “Два мужчины могут оба изготавливать башмаки и шляпы, но один из них делает это лучше другого. Если он делает шляпы, то он, однако, лишь на пятую часть или 20% лучше, чем его конкурент, в то время, если он будет делать башмаки, то будет изготавливать их эффективнее на треть или на 33%. Не в интересах ли это обоих мужчин, чтобы тот, кто в обоих делах лучше, производил бы исключительно башмаки, а другой - исключительно шляпы?” И далее: «При системе полной свободы торговли каждая страна, естественно, затрачивает свой капитал и труд на такие отрасли промышленности, которые доставляют ей наибольшие выгоды. Это преследование индивидуальной выгоды самым удивительным образом связано с общим благом всех. Стимулируя трудолюбие, вознаграждая изобретательность, утилизируя наиболее действительным образом все те силы, которые даёт нам природа, этот принцип приводит к самому эффективному и наиболее экономному разделению труда между разными нациями. И в то же время, увеличивая общую массу продуктов, он увеличивает всеобщее благополучие и связывает узами общей выгоды и постоянных сношений все цивилизованные нации в одну всемирную общину. Именно этот принцип определяет, что вино должно производиться во Франции и Португалии, что хлеб должен возделываться в Америке и Польше, а различные металлические изделия и другие товары должны изготовляться в Англии» [3].

Общий вывод из этих теоретических построений, предполагается суть тот, что открытая международная торговля и международное разделение труда способствуют созданию большего объёма товаров, чем, в случае если каждый производил бы всё у себя сам, ограничивая импорт, а из чего воспоследует рост благосостояния всего населения. И коли это так, то усилия всех стран должны быть направленны по пути полного уничтожения протекционистских барьеров движению товаров и услуг между государствами. Это заключение и лежит в основании идеологии ВТО и вообще всего движения либеральных экономистов вплоть до фритерйдеров и последователей laissez-faire. В практическое оправдание данных теорий предъявляют рост абсолютный и динамику роста объёма мировой торговли и производства, за последние десятилетия. Это положительное резюме справедливо относят на понижение уровня тарифов и упрощения правил международной торговли.

Экономисты, правда, замечают, что рассмотренные и подобные им, более сложные, теории международной торговли нельзя напрямую применять на практике. Мол, они очень грубы и приближённы, не учитывают огромное количество реально действующих факторов. И это действительно так. Но, тем не менее, вся экономическая политика правительств и международных организаций, в том числе ВТО, строится исходя из этих грубых и приближённых теорий. Посему мы и не сосредотачиваемся на рассмотрении теоретических нюансов и изысков аргументации, а будем исходить из тех посылок и той области рефлексии, что на практике используют для принятия решений многие правительства и всемирные общественные организации, такие как ООН, ВТО, ВБРР, МВФ и др.
Тут нам удобно будет напомнить о том, что страновые конкурентные преимущества, по сути, бывают двух родов: естественные и благоприобретённые.
К первому роду относятся: географическое положение, климат, наличие полезных ископаемых и т.п. факторы. Их характерные особенности заключаются в том, что они совершенно не зависят от усилий народа и правительства и не могут быть утеряны или приобретены (в при наших допущениях). Их можно использовать или нет, но даже если вы их не используете сегодня, вы можете их начать использовать завтра. С ними ни чего не произойдёт. Климат не ухудшится, реки будут течь туда же и там же, ископаемые останутся в недрах. Товары, в производстве которых, по большей части, необходимо бытование сих конкурентных преимуществ, мы станем называть – товарами первого рода.

Второй род конкурентных преимуществ, благоприобретённые, это суть: навыки и умения народа, системы их поддержания и воспроизводства, это фабрики и заводы, инфраструктура, знания, кооперативные связи и т.д. Характерной особенностью такого рода конкурентных преимуществ является возможность, как их накопления и совершенствования, так и утери . Указанные конкурентные преимущества существенно важнее первых, поскольку именно они, в конечном итоге определяют возможность, способы, и эффективность использования первых . Без вторых и первые постепенно становятся не нужными, а порой даже и вредными, поскольку могут вызвать зависть соседей и привести к гибели государства, под натиском «партёров». Товары, в производстве которых применяются в первую очередь данные конкурентные преимущества, мы будем именовать – товарами второго рода.

2.
Итак, пусть государства, анализированные А. Смитом и Д. Риккардо, открыли рынки и начали свободно торговать, выбрав товар для своей специализации соответствующий собственной, наибольшей сравнительной эффективности и в полном согласии с рекомендациями ВТО. Зададимся вопросом: «Как будет развиваться, какова судьба двух отраслей народного хозяйства, производящих, соответственно, товар А и товар Б, в каждой из этих стран, после открытия таможенных границ и начала свободного перемещения через них товаров?»

Однако нам надо учитывать, что для будущего отраслей определяющее значение имеет то какого рода конкурентные преимущества потребны в первую очередь для производства товара А и товара Б, ибо принципиальные и не сводимые друг к другу различия двух родов конкурентных преимуществ заставляют нас брать и разбирать не просто вообще товар А и вообще товар Б, а внимательно присмотреться и учесть – какого рода конкурентные преимущества обеспечивают лидерство в производстве каждого из этих товаров и как, в зависимости от избранного государством пути, измениться поэтому его экономика. Т.е. рассуждая о конкурентных преимуществах и о торговле и об открытии рынков, всегда надо держать в голове и сообразовывать с тем, какие именно конкурентные преимущества имеет каждая из стран и от каких они будут отказываться, приносить какие будут в жертву свободной торговле, а какие будут развивать и на каких будут основывать свою экономику и благосостояние населения. Ведь, понятно, что конкурентные преимущества первого рода (естественные) потерять нельзя, тогда как второго рода (благоприобретаемые) вполне возможно!

И тут мы наблюдаем три варианта. 1) Либо оба товара относятся к товарам первого рода, т.е. для их производства необходимы, прежде всего, естественные конкурентные преимущества. Например, производство оливкового масла и пшеницы, как во времена Древней Греции происходило с Элладой и Малой Азией. 2) Либо оба товара производятся в основном с использованием благоприобретённых навыков, т.е. для успеха потребны конкурентные преимущества второго рода. Например, производство телевизоров и одежды. 3) Либо одни товар относится к товарам первого рода, а другой к товарам второго рода. Например, выращивание скота и производство обуви.

Начально рассмотрим первый случай – оба товара, А и Б, первого рода. После открытия таможенных границ между государствами, скорее всего естественным образом, возникнет страновая специализации, каждой на своём товаре. Всё дальнейшее будет вполне соответствовать предсказанному Д. Риккардо и пропагандируемому ВТО. Сосредоточившись каждая на сообразном ей товаре, государства смогут вместе произвести больше, чем ранее, в автаркическом состоянии, вырастет международная торговля. Например, одна будет выращивать овец, а другая, заниматься растениеводством. Бизнес в этих странах поведёт себя так по причине наличия лимитирующего ресурса , например, земли и, следовательно, постулирующего ограничения по вообще возможному максимальному объёму производства всех товаров. Ведь данный ресурс употребляется в производстве обоих товаров. Т.е. товар А и товар Б конкурируют между собой за ресурс. А используя ограничивающий ресурс, в фабрикации наиболее производительного товара, вы получаете значительный выигрыш в эффективности использования и ресурса и вложенного капитала.

Посему даже в стране имеющей абсолютные конкурентные преимущества по обоим товарам, деньги будут вкладываться в соответствии с выводами теории Д. Риккардо, т.е. в отрасль, имеющую максимальную относительную эффективность. По крайней мере до той поры, пока соотношение спроса и предложения будет давать результат по товару А больше, чем по товару Б. Заметим, что ни каких кардинальных изменений, в первом приближении, в конкурентных преимуществах стран произойти не может, поскольку товары производятся прежде всего с помощью естественных конкурентных преимуществ, которые утерять, в рамках рассматриваемых нами допущений, нельзя, а, следовательно, при необходимости можно быстро возобновить производство второго товара. Хотя конечно одна отрасль, в каждой стране своя, будет испытывать очень большой прессинг и стагнацию. Поэтому спустя некоторое время мы будем наблюдать ситуацию уже не Д. Риккардо, а близкую к рассмотренной А.Смита.

3.
Следующее сочетание конкурентных преимуществ, когда оба товара относятся ко второму роду, т.е. для их производства необходимы, в первую очередь, благоприобретаемые навыки, более интересен.

Вот рухнули таможенные границы. Разумеется, что открытие рынка каждой из стран для товаров из соседней страны приведёт к расцвету именно той отрасли, на которой, эта страна, в силу своих особенностей, вынуждена специализироваться. Одна отрасль у нас начнёт развиваться и хорошеть, по причине роста спроса со стороны населения соседнего государства, стало быть, другая отрасль прекратит развиваться и будет угнетена, из-за падения спроса на её продукцию со стороны собственного населения и роста конкуренции со стороны товаров иностранного производителя. Причём, чем дальше, тем больше, одна отрасль, в каждой из стран своя, будет расцветать и расти, а другая стагнировать и хиреть.

С течением времени, через сокращение объёма собственного производства и ухудшения условий деятельности всех производителей, у второй страны, произойдёт деградация благоприобретаемых конкурентных преимуществ ранее её свойственных! У населения начнут гаснуть навыки, кооперативные внутренние связи будут слабеть и рваться…

В итоге, мы получим не просто строгую специализацию каждой из стран, но произойдёт утеря одной из стран своего, ранее ей свойственного, абсолютного конкурентного преимущества, в той отрасли, в которой она отказалась специализироваться. И наоборот, произойдёт приобретение второй страной, той, что имела здесь преимущество лишь в виде большей сравнительной эффективности, абсолютного конкурентного преимущества.
Мы будем наблюдать, потерю навыков и опыта у населения одной из стран и рост, и совершенствование таковых у населения другой. В результате получим, в каждой из стран, по одной процветающей отрасли и одной мёртвой.

Иными словами, после открытия таможенных границ для товаров, т.е. в условиях открытого рынка, теория относительных (сравнительных) конкурентных преимуществ Д. Риккардо редуцирует в теорию абсолютных конкурентных преимуществ А. Смита, частным случаем которой она и является! Т.о. правильней говорить не о двух теориях, теории А. Смита и теории Д. Риккардо, якобы одна развивающая и дополняющая другую, а об одной теории международной торговли Смита-Риккардо.

Разумно спросить, будут ли вкладывать капиталы, строить новые заводы и фабрики в стране, что специализируется на товаре А, для производства товара Б и наоборот? Конечно – нет! Очевидно, что все инвестиции, в каждой из стран сосредоточатся исключительно в той отрасли, на которой она, силою обстоятельств, специализируется.

Общее же производство обеих стран вырастет, упадут их общие средние издержки. Естественно вырастет товарооборот между государствами, поскольку ранее торговли не было, каждый удовлетворял внутренние потребности собственными силами.

Однако есть и ещё один момент, на котором хотелось бы отдельно заострить внимание читателя. А именно: при открытии рынка вовне и определении отрасли, на которой в дальнейшем предполагается специализироваться, в расчёт берутся те начальные условия специализации и благоприобретаемые конкурентные преимущества, что существовали в экономике государства на момент открытия рынка. Произойди это событие позже или раньше, особенности экономики могли быть совершенно другими, и специализация страны была бы иной.

Например, одна из отраслей могла бы начать развиваться быстрее по причине появившегося технологического усовершенствования, роста внутреннего спроса из-за изменения моды, иммиграции или напротив эмиграции значительного количества квалифицированной рабочей силы... Соответственно страна, открой она свой рынок несколько позже, стала бы специализироваться не на товаре А, а на товаре Б, т.к. к тому времени изменились бы соотношение сравнительной эффективности. Более того, могло произойти изменение и в абсолютных конкурентных преимуществах!
Так, установи Ю. Корея свободу на внутренних рынках для импорта сразу после окончания войны с Северной Кореей, в 1957 году, а не в конце 80-х начале 90-х, и специализироваться ей не на электронике, автомобилестроении и судостроении, а на туризме и производстве одежды. Ведь в 50-х годах сравнительная эффективность Ю. Кореи в области тяжёлого машиностроения и электроники были несоизмеримо меньше, чем в области лёгкой промышленности, поскольку первые как таковые не существовали в ней вовсе!

4.
И наконец, третий, самый занимательный и симптоматичный случай: когда один из товаров, например, А относится к товарам первого рода, а второй – Б, к товарам второго рода. Здесь возможно два варианта: во-первых, когда страна, имеющая абсолютные конкурентные преимущества начинает специализироваться на товаре, для производства которого требуются в основном естественные конкурентные преимущества, положим, на товаре А, а во-вторых, когда она сосредоточится на товаре второго рода, т.е. на развитии благоприобретаемых конкурентных преимуществ, на товаре Б.

Наиболее полезно здесь проиллюстрировать наши рассуждения на примере который демонстрировали А. Смит и Д. Риккардо, в своих теоретических построениях, показывая преимущества свободной торговли. Это классический случай Англии и Португалии, торгующих друг с другом вином и сукном. Пример в двойне показателен ещё и тем, что являет собой не просто абстрактное, исключительно академическое упражнение, а отражает реальную коллизию, связанную с Метуэнским договором 1703 года между Англией и Португалией. Он позволяет сверить друг с другом теоретические выводы и задокументированные результаты, т.е. провести полноценную верификацию теории международной торговли Смита-Риккардо.

Итак, рассматриваются две страны Англия и Португалия.

В примере, использованном Д. Риккардо, констатировалось, что Португалия имела абсолютные конкурентные преимущества, как в производстве сукна, так и в производстве вина, а Англия, имела относительные конкурентные преимущества (большую сравнительную эффективность) в выделки сукна. Иначе, английские рабочие затрачивали больше труда и на производство единицы вина и на производство единицы сукна, чем португальские, но на производство сукна они всё ж таки затрачивали не настолько больше труда, чем на производство вина в сравнении с португальцами. Как мы понимаем, выделка сукна относится к конкурентным преимуществам второго типа, т.е. основано в первую очередь на навыках и умениях граждан. Производство же вина является конкурентным преимуществом первого типа, т.е. в силу климатических особенностей производство вина в Англии, если и возможно, то ни каким образом оно не сможет конкурировать с производством вина в Португалии.

С 1677 года Португалия, вышла из договора с Англией от 1654 г., предоставлявший последний значительные торговые преференции и установила исключительно высокие ввозные пошлины на сукно, а на ввоз некоторых его видов был введено эмбарго. Причём относилось это ко всем странам – торговым партнёрам Португалии. Следствием таких протекционистских мер, предпринятых Луиш ди Менезиш графом Эрисейра, экономическим советником принца-регента Педру, в Португалии начала подниматься собственная мануфактурная промышленность (не только шерстяная, но и шелкопрядная и стекольная), благо собственного сырья было вполне в достатке. После смерти графа Эрисейра, на пост первого министра был назначен маркиз Алигрете, который и прославился лоббированием и подписанием рассматриваемого договора.

По Метуэнскому договору 1703 года, запрет на ввоз сукна из Англии снимался. Пошлины на английское сукно и шерстяные изделия устанавливались с цены (адвалорные, рекомендуемые и ныне ВТО) и имели величину до 23%, а на ряд позиций были отменены вовсе. В отношении сукна из третьих стран все ограничения и запреты оставались в силе. Англии разрешалось поставлять товары не только в метрополию, но и в Португальские колонии. Пошлины же на ввоз португальского вина на территорию Англии уменьшались на одну треть против пошлин на французские вина. Они оказались так же меньше аналогичных пошлин на вино из Италии и Германии. Т.о. мы получили почти чистый случай торговли двух стран в отсутствии третьих лиц!

Согласно современной теории международной торговли, Португалия и Англия поступили правильно, они сделали свои рынки более открытыми, каждая воспользовалась своим конкурентным преимуществом в сравнительной эффективности на определённый товар, торговля выросла, выросла специализация, вырос объём производства и вина и сукна. Португалия, смогла увеличить сбыт своего вина, сосредоточившись на производстве именно его, а Англия, получая более дешёвое вино, смогла нарастить производство сукна, снабжая им не только Португалию, но и все её колонии, в первую очередь Бразилию.
Следуя установке, в данной работе, посмотрим дальнейшую эволюцию суконной и винодельческой отраслей Англии и Португалии после подписания Метуэнского договора.

В Португалии имел место настоящий бум производства вина, под него отводилось много дополнительной земли, в ущерб другим сельскохозяйственным культурам. Производство выросло настолько, что через десять лет получили перепроизводство вина, и его цена сильно упала. Впрочем, не смотря на значительный рост и производства и экспорта вина в Англию, его стоимость ни когда даже близко не подошла к стоимости поставок сукна и шерстяных изделий из Англии в Португалию.

Результатом данного торгового акта стало разорение и ликвидация мануфактурной суконной промышленности Португалии. Дефицит торгового баланса между странами уже в первый год достиг миллиона фунтов стерлингов (по тем временам огромная сумма) и покрывался вывозом серебра и золота из Португалии, вексельный курс Португалии понизился на 15%. Навыки и умения в производстве сукна португальцами утратились, специалисты эмигрировали во Францию и Англию. Относительные конкурентные преимущества Англии в производстве сукна, быстро переросли в абсолютные. Больше промышленность Португалии не поднялась, а сама она, более чем на век (Мэтуэнский договор действовал до 1810 года), попала не только под экономическую и под сильную политическую зависимость от Англии. Возросшая монокультурность значительно повредила экономике Португалии как целого, произошло её упрощение и даже архаизация.
Похожую картину: упрощения структуры экономики, потери экономической и политической самостоятельности, сосредоточение либо на простейших отвёрточных производствах, либо на поставках сырья, потеря собственной промышленности и науки мы наблюдали, в недавнем прошлом, во всех странах бывшего социалистического лагеря, после открытия ими своих внутренних рынков. Особенно наглядно это демонстрируют Прибалтийские государства, в которых произошла практически полная деиндустриализация экономик.

Т.о. в рассмотренном случае, после открытия таможенных границ, страна имевшая до того абсолютные конкурентные преимущества по обоим товарам, а относительное только по товарам первого рода (естественным), теряет своё абсолютное первенство в производстве промышленной продукции, конечно сохраняя его в производстве сырья. Видим, что ситуация рассмотренная Д. Риккардо редуцировала в ситуацию рассмотренную А. Смитом.

4.
Осталось исследовать последний случай, когда страна, имевшая абсолютные конкурентные преимущества в производстве обоих товаров, стала специализироваться на производстве товара второго рода – требующего наличие благоприобретаемых конкурентных преимуществ.

После открытия границ, производители товаров второго рода, в стране с меньшей сравнительной эффективностью по этой позиции, вследствие их меньшей конкурентоспособности разорятся. Навыки и умения, даже те что были, исчезнут. Потребности в таких товарах будут покрывать производители первой страны, имевшей абсолютные конкурентные преимущества по обоим товарам и относительные по товарам второго рода. Сырьевая отрасль страны, с лучшей сравнительной эффективностью по сырью, ввиду закрытия туземных предприятий производителей второго рода, потеряет внутренний рынок, и вынуждена будет выходить на внешний рынок в неблагоприятных для себя условиях. Аналогичная сырьевая отрасль в первой стране, по большей части сохранит свой рынок и даже может увеличить объёмы фабрикации, благодаря росту выпуска местных производителей товаров второго рода, пробредшим рынок сбыта соседнем государстве, до того для них закрытый.

В результате, спустя некоторое время, в стране имевшей только сравнительные конкурентные преимущества по товарам первого рода исчезнет неконкурентная в открытом рынке отрасль по производству товаров второго рода. Т.е. исчезнет обрабатывающая промышленность. Однако и отрасль, по которой она имела сравнительные конкурентные преимущества, так же не будет на подъеме. Её поставки на экспорт будут происходить лишь в том размере, какой не способна удовлетворить сродственная ей отрасль у соседа. По факту это может быть даже меньше, чем до ликвидации таможенных барьеров. Т.е после проделанных шагов мы получим в одной из стран две полноценные отрасли, которые укрепили свое абсолютное конкурентное преимущество, а во второй стране только остатки одной отрасли по производству товаров первого рода. Конечно, торговля между странами вырастёт, вполне возможно увеличится и общая эффективность. Снова имеет место редуцирование теории Д. Риккардо к теории А. Смита.

Проиллюстрируем этот случай примером из сегодняшнего дня России.

Карелия, как и соседняя Финляндия не обделена лесом. В начальный момент, перед открытием таможенных границ, наша Карелия и Финляндия имели близкие альтернативные издержки по лесозаготовкам (отрасль первого рода), однако в области деревообработки (отрасль второго рода) Финляндия имела, безусловно, большую сравнительную эффективность. После открытия таможенных границ Финляндия продолжила специализироваться на деревообработке, поскольку имела в этой области и абсолютные и сравнительные конкурентные преимущества. Деревообрабатывающая отрасль Карелии оскудела и пришла в упадок. В настоящее время Карелия специализируется на лесозаготовках и экспортирует необработанный лес, причём в объемах тех, что не может покрыть Финляндия собственными силами. Финляндия же выращивает, заготовляет, перерабатывает лес и свой и наш. Она снабжает готовыми изделиями и нас, и себя, и пол-Европы.

Финляндия извлекает, таким образом, более значительный доход в целом, имеет куда большие отчисления в государственный бюджет, в виде налогов и сборов, имея возможность платить более высокую заработную плату рабочим, так как у последних, в среднем, более высокая квалификация, из-за индустриального характера значительной части занятых. Кроме того, и сельское хозяйство и все отрасли народного хозяйства, обслуживающие местное население, более доходны и лучше развиты, ведь средние доходы выше в Финляндии, чем в Карелии. От нас вывозятся лес и капиталы (мы покупаем готовые изделия из нашего леса в Финляндии), а ввозятся готовые изделия (товары). Инвестиции в деревообработку отсутствуют. Это положение останется неизменным в долгосрочной перспективе. Ни когда, не будут иметь место, ни какие вложения в деревообработку Карелии в ситуации свободной торговли. В этом нет заинтересованности бизнеса, в условиях свободного рынка.

Пример с лесной отраслью позволяет нам указать ещё на два важнейших момента связанных с формированием новой структуры экономики в условиях ВТО. Во-первых, не происходит полного отказа промышленно лидирующего государства от использования своего сырья и переход исключительно на импортное. Завозят только тот объём сырья какой не покрывают свои поставщики ввиду выросшего рынка сбыта. Т.о. государство, решившее специализироваться на отрасли первого рода, не просто теряет свою промышленность фабрикатов второго рода, а с ним и внутренний рынок сбыта фабрикатов первого рода, но и подпадает в зависимость от своего соседа, поскольку там рынок сырья приобретается лишь частично и это вынуждает довольствоваться меньшими объёмами и работать под чужим диктатом – технологическим, ценовым и нормативным! Во-вторых, потеря своей промышленности ухудшает и осложняет условия работы остальных отраслей: финансовой, торговли, продовольствия, услуг, государственного бюджета – по причине падения спроса на их услуги!

Единственная остающаяся возможность, для отраслей второй страны, той, что имела лишь относительные конкурентные преимущества, это покрытие той части спроса, которую не в состоянии удовлетворить первая страна, вследствие ограничения имеющихся в её распоряжении ресурсов, а так же довольствоваться производством специфических местных и неторгуемых товаров для внутреннего спроса. Однако и эта возможность будет со временем сокращаться, по причине потери навыков и умений населения и упрощения структуры экономики в целом.

Если обобщить предшествующие рассуждения в целом, то можно сделать вывод: отрасли народного хозяйства второго рода, не имеющие относительных конкурентных преимуществ, в условиях свободной международной торговли – не имеют перспектив развития, деградируют и гибнут. Это логический и закономерный вывод из теории международной торговли Смита-Риккардо.

Отметим также, что в результате рассмотренных процессов может воспоследовать упрощение структуры экономики одной из стран и её архаизация. Это может произойти и в случае с единым государством. Но рассмотрение данного вопроса мы отложим до второй части данной работы. В ней же мы покажем причины не вполне корректных выводов делаемых чиновниками от ВТО из теории Смита-Риккардо, так же представим некоторые, логически следующие из складывающейся таким образом ситуации, полезные действия правительства, направленные на развитие и укрепление экономики государства в условиях свободной торговли.

5. Выводы
Подведём итоги первой части нашей работы:

1. Решающее значение для адекватного прогнозирования поведения отраслей экономики государства, после открытия таможенных границ, имеет род конкурентных преимуществ, в первую очередь необходимых, для производства каждого вида товаров. Относятся ли они к естественным или к благоприобретаемым конкурентным преимуществам. Без учёта данного фактора, невозможно спрогнозировать долгосрочные результаты учинения свободной торговли на территории данного государства.

2. Теория сравнительных конкурентных преимуществ Д. Риккардо, уже в среднесрочной перспективе, редуцирует в теорию А. Смита. Единственной случай когда можно, в полной мере, руководствоваться теорией Д. Риккардо, это ситуация при которой для производства обоих товаров А и Б в первую очередь необходимы естественные конкурентные преимущества. Особенно наглядно видны эти ограничения в случае, когда страна, имевшая абсолютные конкурентные преимущества и по товару первого рода и по товару второго рода, начинает специализироваться на производстве товара первого рода. Очень скоро она теряет своё абсолютное конкурентное преимущество по товарам второго рода, а вторая страна, до того лишь имевшая относительное конкурентное преимущество, их приобретает.

3. Отрасли экономики второго рода, базирующиеся в основном на благоприобретённых конкурентных преимуществах, в условиях свободной торговли, в странах, не имеющих сравнительной эффективности производства достаточно высокого уровня, быстро деградируют и умирают. Они не имеет ни каких перспектив в дальнейшем.

4. Рост торговли, рост товарооборота не может служить надёжным критерием ни здоровья экономики страны, ни благосостояния населения.


Список литературы
1. http://www.wto.ru/ru/newsmain.asp.
2. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.. 1962. С. 333.
3. Давид Риккардо. "Начала политической экономии и налогообложения" http://ek-lit.narod.ru/ric007.htm Глава VII. О внешней торговле


Вложения:
Рикардо Смит и ВТО 6.doc [107.5 КБ]
Скачиваний: 252

_________________
Судите праведно, дабы наши виновными не оказались
Иоанн IV Грозный

Верую, чтобы понимать
Ансельм Кентерберийский
Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron



Rambler's Top100
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB