Апология Патриарха (опыт рефлексии)

 

main10880756_ab2a5db57a14a1a8f93d2c2b12381fd7-600x398

Остроменский Михаил Петрович,

Политический любомудр

МОО «Вече», ВПП «Партия Дела», ОО «Алтернатива»

Апология Патриарха

(опыт рефлексии)

«Милости хочу, а не жертвы»

Ев. От Мф. 9:13

I

Сегодня мы живём в интересные и трудные времена. Кажется вся Церковь на перепутье. Конечно, только в её мирской части. Каждый из нас стоит перед выбором и выбор этот иного характера, чем выбор наших отцов или дедов. У них были свои соблазны, искушения и трудности. Они сделали, что смогли. Сохранили до времени Веру и земную Церковь и предали её нам. Их судьба уже в руках Господа. Мы можем лишь молиться за них и надеяться на благоприятный исход Суда Божия.

У нас своё предназначение на земле и свои соблазны. Чтобы устоять мы должны опираться, в первую очередь, не на разум свой, который «сам обманываться рад», а на Веру во Иисуса Христа, на помощь Его. Она будет непременно, ибо твёрдо слово Его и не обманет Господь. Только так мы обретём надёжное основание для своих рассуждений. Необходимо как можно далее отбросить собственные хотения и самочинное мнение по вопросам Церковным. Не доверять, безусловно, разуму своему. Поверять его Словом Господним, рассуждениями Святых Отцов, постановлениями Великих и Святых Соборов. Твёрдо идти серединным, царским путём – как советовали неизменно Отцы Церкви. Каждый свой вывод и заключение мы должны под лупой Писания и Предания рассматривать: к Богу ли оно ведёт или от него.

Потому, ко Встрече нашего Патриарха с Папой Римским, к Всеправосланому Собору на Крите и Патриарху Кириллу, как активному деятелю этих мероприятий, мы должны подходить с описанной мерою.

Мы не имеем никакого права просто верить Патриарху, не задумываясь, безрассудно. Вера такая наша может относиться только к Богу. Да и та не безмыслена, не слепа. Мы не автоматы, которыми правит программа и не животные, которые подчинены инстинктам. Мы обладаем Божественным даром – свободой воли, которым Господь нам заповедует –самому принимать решения и самому отвечать за последствие их. Богу не нужны поклонения рабов, ибо разве рабов выкупают такою ценою? Богу нужна Вера наша, такая что мы готовы отдать «живот свой за други своя», как и он с Верою в нас, отдал Сына своего на заклание за нас. Тем паче, наше отношение к священноначалию вообще и Патриарху в частности, должно быть и с верою и с рассмотрением.

Много ли вопросов к моему Патриарху Кириллу у меня, простого прихожанина русской Православной Церкви? Огромное количество. Но как я должен к нему относиться? Что мне предпринять? И, самое главное, как не соблазниться? Как не пойти на поводу собственной гордыни и тщеславия, собственного самомнения и хотения устроить всё «как Я хочу», «по своему ндраву»? Вопрос же, в конце концов, не в Патриархе Кирилле, а во мне. Патриарх сам ответит пред Господом, по делам и мыслям своим. А я на Суде отвечать буду не за его поступки и не за его мысли, а за свои. И только за свои.

Что же, значит и думать нужно исключительно о своей душе и только о ней, оставив мир на попечение сильным или одному Богу?

Трудность действительная в том, что мы не Робинзоны Крузо и живём не на необитаемом острове, а в обществе. Мы часть мира. Мы им взращены и пропитаны духом его. Мы взаимодействуем и влияем на десятки, а кто и на миллионы людей. Так и они на нас. А потому не можем, даже если бы возжелали, убежав в пустыню, отбросить общество, прекратить всякие сношения с другими и тем самым спастись.

Но, скажут, ведь были же пустынники, безвестные святые. Бросали всё. Даже одежд не носили. Ели, что Господь пошлёт — акриды, жили в норах, как лисицы, да и без оных порою…

Да были. Но любой человек, он, как продукт социума, носит в себе, как личности, весь этот социум. Недаром Святые Отцы постоянно повторяли – от себя никуда не убежишь. Всё, что взял в душу из мира, ты в любой пустыни будешь таскать с собой. И если в миру не смог себя смирить, то пустыня не в помощь, а во вред. Но и более того. Убегая от людей, ты не убегаешь от бесов. Им расстояния нипочём. Они тут как тут. И воспользуются, непременно воспользуются прорехами в твоём платье, что ты соткал, живя в обществе.

Но мы несколько отвлеклись. Итак. Мы не пустынники и не святые. Мы погружены в общество и потому, чтобы спастись, не можем не участвовать в той или иной степени в его делах. Далее. Мы знаем, что вне Церкви нет спасения. Но это значит, что, как существа свободной воли, мы не можем не участвовать в делах уже не только общества, но и, в первую очередь, Церкви. Следовательно, у нас не может быть ни равнодушия, ни слепого безрассудного следования за иерархами. Впрочем, последнее, т.е. слепое следование, есть, в иной форме выраженное, равнодушие, попытка убежать от необходимости принятия решения, а значит и от ответственности. И о таких, у Апостола Иоанна, писано: «Ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр., 3:15-16).

Как же быть?

Труден выбор перед христианином. С одной стороны, мы не можем проявлять своеволия и самочининя, а с другой душевной ослеплённости. Как не судить, чтобы не быть осуждёнными, но и не стать теплохладным? Как «судить», ибо советь и Вера не дают покоя душе, но чтобы не прельститься самомнением, значимостью себя и дел своих? Потому мы должны поверять сперва дела свои, а потом уже обращать внимание на дела других. Для чего нам необходимо быть непосредственными, искренними как дети. Да-да, вы правильно вспомнили: мудрыми как змии и простыми как голуби.

Впрочем выбор у христианина всегда, в конце концов один, какие бы внешние формы он не принимал – со Христом ты или нет. Мне кажется (я тут, простите, непрерывно «открываю Америку»), что путеводной звездой в наших делах и мыслях должно быть не человеческое, а Божественное. Говоря яснее, в отношении рассматриваемого нами вопроса, в центре наших дел и мыслей необходимо полагать не Патриарха, но Церковь и Веру. Вести борьбу не со священноначалием, если нам представляются его дела не правыми, а за наши собственные души, за сохранение церкви земной как образа Церкви Небесной, которая есть в душах наших. Аналогично необходимо поступать и в случае с Президентом РФ В.В. Путиным – защищать не президента, а Россию, бороться не с президентом, а с той частью дел и решений его, которые несут вред России, опять же, защищать Россию.

Иначе. В сердце наших дел мирских, должен стоять не человек (я или Патриарх или Президент), а Бог или Россия. Смотря по тому, чем вы заняты, по масштабам дел ваших. Но конечно больше и вернее нацеленность души на Бога, тогда нет проблемы и с президентом. Жаль только, что для не верующих такое не возможно. Но это уже о другом.

II

28071026_16217105_Vint_Loki__i_pustota_smotrela_mne_v_glaza

«…вышних ищите, идеже есть Христос одесную Бога седя:

горняя мудрствуйте, а не земная»

(Кол. 3, 1-2).

Вернёмся теперь к вопросу об отношении православных мирян к священноначалию и, конкретно, к Патриарху Кириллу в свете последних событий, в том числе и в плане не поминовения.

Все они, иерархи – люди, по падшей природе нашей, с недостатками, слабостями и подвержены соблазнам, обычно гораздо большим, чем мы с вами. Вспомним, что и Моисей, хотя и общался с Господом и видел спину Его и лицо Моисея сияло так сильно, что евреи, по греховности своей, не могли глядеть на него, Моисей который видел столько чудес и сам, силою Господа, совершал их – усомнился в Нём. Два раза ударил, в отчаянии неверия, в камень чтобы пошла вода. За сомнение и поплатился – не вошёл в Землю Обетования. Или псалмопевец, царь и пророк Давид. Сколько было веры в нём и как она была сильна! Но и тот, соблазнившись красотой Вирсавии, отправил на смерть мужа её Урию. По сути, царь Давид, совершил убийство невинного, по прихоти своей. Царь Соломон, к концу своей долгой жизни, соблазнился мудростью своею, стал поклоняться языческим богам. Ведь так? Кольми паче обычные иерархи!

Но беда, что ошибки их отражаются на жизни и судьбах не только их самих и им близких, но и на миллионах верующих. Потому и внимательность к их делам и поступкам столь велика. Но разве мы можем их судить, как личность, как человека? Не зная мотивов поступков, обстоятельств, окружения и условий принятия решений… Нет, не можем. Тогда, как быть?

Вот одни пишут и проповедают о том, что критиковать Патриарха это всё равно, что критиковать Церковь, что любой поднявший на него слово своё – уже почти раскольник. И вроде дело говорят. Начальник, как известно, поставлен от Бога и не просто так меч на поясе его. Тем более Патриарх.

Другие, столь же яростно и мотивированно толкуют о странностях тайной дипломатии Патриархии, о её тесном сотрудничестве с римокатоликами, о безоговорочном принятии Архиерейским собором нашей Церкви всех проектов документов Всеправославного Собора с формулировкой: «Члены Архиерейского Собора свидетельствуют, что в своем нынешнем виде проекты документов Святого и Великого Собора не нарушают чистоту православной веры и не отступают от канонического предания Церкви» притом, что оные полны странных двусмысленных терминов и утверждений и цитат. Ведь и это всё правда.

Обе стороны вроде правы и обе стороны тверды. Но почитайте с молитвою тексты тех и других. Разве не создаётся впечатления, что обе стороны спорят о Боге и Церкви, используя их как некую общую идею или теоретический конструкт. Бог у них не Живой и Сущий. По сути, Единственный живой и Единственный, по-настоящему, разумный сущий. Он, да, как-то вроде имеется, поскольку письмена наводнены цитатами и ссылками, но толи наблюдает со стороны за процессом, толи Он ипостась национального чувства… И Церковь у них вроде и связана с Богом, но как-то ненадёжно и более находится на попечении человеческом, чем Господнем.

Одни пытаются приспособить Церковь к сегодняшнему дню, что-то изменить, в угоду своим слабостям и собственному пониманию истины, расширив и понизив, так им мешающие, «трущие» в жизни, тесные границы Православия. Другие, глубоко понимания ошибочность действия «реформаторов», хотят удержать, падающее, как им представляется, здание Церкви, строгим и формальным следованием правилам Соборов и исполнением Канонов, ими как-то по своему и отрывочно понимаемыми и используемыми. Хотят, так сказать, поддержать, помочь Богу в трудах Его!

По сути, мы имеем два проекта самочинного установления Царства Небесного на земле: реформаторский и консервативный. Только ни одни, ни другие для этого, не нуждаются в Боге Живом, в Иисусе – Боге сшедшем на землю и отдавшем «за други своя» жизнь свою – Кровь и Тело. Для одних, Он узко мыслил, для других, дал слишком много свободы людям. В общем что-то учредил Он несовершенное, не такое каковое представляется верным для спорящих.

С реформаторами, ярким примером которых у нас является ОВЦС, кажется всё более или менее ясно. Они, идейно, постепенно сползают даже не в католичество, а в протестантизм. Сложнее с консервативными кругами, активно выступающими за чистоту Веры и, порою дельно, а порою излишне эмоционально, критикующих деятельность высших архиереев. Но именно их суета и панические настроения – «всё пропало», «быстрее на баррикады», «среди архиереев все предатели, жиды и экуменисты», с одновременной безусловной верой в неминуемость возрождения православной империи, в том варианте, какой они полагают наиболее полезным устроить, и показывают, что в их действиях и мыслях господствует преимущественно личные амбиции и тщеславные мысли. Они решили, что лучше Господа, могут соорудить «мир на земле и рай на небеси». Собственными силами устранить зло и бесчестие, ибо что-то медлит Создатель делать это по желанию их. Неповоротлив Господь.

Во истину «она будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить её в пяту» (Быт., 3:15)

Ну и?

III

kja_v7ipenQ

«Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи»

преп. Серафим Саровский

Думается, что в центре сего вопроса и спора, стоит истинность и глубина нашей Веры и наше доверие к Богу. То есть, мы Верим, что Бог есть и что Он Истина и что Он не замедлит с помощью своей верующим в Него и надеющимся на Него или нет, не верим? Когда мы, готовясь к причастию, читаем 22-ой Псалом, мы просто по привычке произносим слова: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня» или самым серьёзным образом полагаем, что это так и есть?

Ведь что могут бояться Верующие в Бога? Разве силён митрополит Илларион или Патриарх Варфоломей или даже все масоны вместе, вплоть до 33-го градуса Древнего и принятого шотландского устава, да с деньгами Ротшильдов и Шнеерсонов, одолеть Церковь?

Разве человеческими усилиями стояла, вопреки всему, Византийская Империя (мы уже не говорим о Церкви Православной) или всё-таки искренностью и силою и чистотой веры народа христианского? Сколько раз сохраняем был Константинополь от орд захватчиков, в ситуациях крайних, отчаянных, когда не было ни сил уже, ни даже надежды на победу?

И даже последний раз в 1453 году, буди Вера и верность Православию сохранилась в Константинополе (хотя несколько человек, как молил праведный Авраам Бога о Содоме) устоял бы город. Османы роптали, приступы не удавались и Мехмед II собирался снять осаду. Но, увы, Святая София стала уже центром униатства и ушла Матерь Божия, по Преданию, из града и оставила его лишь на людское попечение. И пал Вавилон.

Разве по человеческому рассуждению Господь оставил несколько десятков, много – сотен, учеников своих в безбрежном океане язычников и иудеев, дав им заповедь идти проповедовать Царствие Божие? Мудр был Гамалиил, вразумляя Синидреон, оставить в покое Апостолов, ибо если дело их от Бога, то тщетны усилия иудеев и более того, они становится ещё и богоборцами, а если это человеческое, то само, как дым, как туман рассеется.

Ну и наконец, последнее чудесное спасение всех нас от намеченного на середину июня Всеправославного собора, разве дело рук человеческих? Ведь, казалось, всё было предусмотрено для его успеха. Всё просчитано. Со всеми уговорено. По человеческому рассуждению ничего сделать было уже нельзя. Оставалось только собраться и формально утвердить экуменистическую программу. Кто из нас был в силах противостоять столь тщательно спланированной и проводимой операции? Никто. Ведь и в Шамбезе, почти все Патриархи были согласны! Трения носили в большей степени формальный характер, как спор Антиохийского и Иерусалимского Патриархатов. Лишь Промыслом Божьим, по настоянию нашего Предстоятеля, были опубликованы предсоборные документы…

Разве по человеческому рассуждению, малая Церковь Поместная – Болгарская, вдохновлённая канонизацией, почитаемого ими за Отца, архиепископа Серафима (Соболева), не просто отказалась от участия на Соборе, но и отрезала себе все пути к нему, дабы, по слабости человеческой, не переменить решение, как то сделала Сербская Православная Церковь?

Остановлены ли попытки собрать новое экуминестическое совещание? Конечно, не остановлены. Ведь и иудеи, вроде послушавшись увещеваний Гамалиила и отпустив Апостолов, лишь на время, под влиянием слов истины и совести, отступили. И по слову Иоанна Златоуста: «Неопровержимой справедливости слов (Гамалиила) они не могли противиться; но, несмотря на то, удовлетворили свою ярость, и, кроме того, опять надеялись таким образом устрашить апостолов».

Всё начнётся вновь. И попытки будет ещё более продуманные, изощрённые и активные. Сатана не отступит от цели своей – одолеть Церковь, умалить дело Христа и вновь завладеть человеком.

Мало нас, скажете, малы силы наши! А много ли было, по человеческому рассмотрению, сил и возможностей у, тогда ещё, Аврама и Сары, когда Господь им обетовал и потомство бесчисленное и землю? Мы знаем что Господь силён из камней воздвигнуть детей Своих, как же мы опасаемся, что он не упасёт нас, верующих и надеющихся на него? Отдаст овец своих в руки наёмников и в пасти волков? Даст Церковь на разорение?

Пройдёт ли экуменизм в Церкви? Конечно, нет. Ибо он противен самой сущности её как Мистическому телу Христову.

В силах ли мы, своими человеческими действиями, противостоять внедрению, например, экуменизма в организацию под названием церковь? Однозначно нет. Если мы не будем полагаться во всём на Господа, то что нам противопоставить им? Подготовка Собора, проведённая без всякого согласования с полнотой Церкви узким кругом «посвящённых» показывает, как мы немощны и как силён Враг.

Должны ли мы потому ничего не предпринимать и сидя ждать разрешения ситуации? Нет, не должны. Господь требует от нас доказывать веру свою делом и души и тела – взять иго своё и следовать за Ним.

Пусть так, продолжаете, но что предпринять, конкретно?

По моему скромному мнению, малоопытного верующего, я буду поступать следующим образом.

Во-первых, молиться Господу об укреплении истинной, непостыдной, искренной и глубокой Веры, дара рассуждения и мудрости какие мне по силам.

Во-вторых, не принимать ни в каком виде и ни под каким предлогом каких-либо нововведений противоречащих, искажающих или изменяющих Писание, Предание и труды Святых Отцов, противных их букве и духу.

В-третьих, молиться об отвращении от меня духа отчаяния и маловерия в Промысел Божий. Надо быть, самым решительным и безапелляционным образом, уверенным, что всё устроится Волею Божьей и, что нет и не может быть никакой силы ни на небе, ни на земле, которая могла бы что-либо сотворить противное Ему. Сказано о Церкви: «врата адовы не одолеют её», значит – не одолеют. Наше дело устоять от соблазнов и полагаться на Господа, а не строить свои человеческие конструкции и планы, и проекты в помощь Ему. Наша Вера и есть наша «помощь» Ему. Другого от нас не требуется. Наши резоны ничто перед волей Его. Сами же мы о завтрашнем дне думаем лишь гадательно и не можем просчитать его, и мы не в состоянии прибывать себе росту хотя бы в локоть.

В-четвёртых, молиться о епископах Церкви, об укреплении их духа и Веры.

В-пятых, молиться о даровании сил и мне немощному и всем православным для стояния в Вере, в преодолении искушений. Чтобы смогли мы, выбрав тесный путь, пройти им до конца, не свернув и не остановившись, и не убоявшись, и не изнемогши…

В-шестых, молиться о вразумлении врагов наших. Ведь Господь и долготерпелив и внимателен к немощам чад своих. Он не желает им гибели. Он долго пытается достучаться до душ наших. Разве не предупреждение нам всем и странная смерть митрополита Никодима (Ротова) и странное происшествие со стеклом самолёта, в котором летел Патриарх Кирилл после встречи с Папой Римским? Это ли не увещевание Божие?

Но как же с обещанной апологией Патриарха? Где она, скажете. У вас тут чуть ли не сплошная критика!

Отвечу: Апология весь текст сей. У каждого свой путь. У Патриарха свой, у каждого из нас свой. Не смотри пристально на Патриарха. Смотри в душу свою, тем ли путём следуешь и тогда поймёшь по пути ли тебе с Патриархом, а еже нет, то кто тому виною и куда кто движется. По слову Паисия Святогорца: «Каждому необходимо трудиться на руднике своей души»

Но как определить правильно ли идёшь? Рецепт один: по молитве с Верою и с беспощадностью к себе, а не к другому, исследуй душу свою, а не другого, и определи мотивы свои. Себялюбием ли, потаканием гордыни и тщеславия, тлеющими под спудом, якобы отвержения своей воли или скрывающимися за огнём ревности по чистоте Церкви, продиктованы поступки твои или действительно искренним, пусть и неумелым, стремлением к Богу.