Анализ политической ситуации в России по Дж. Шарпу

6932833_original

Данная статья была написана и опубликована в период между прошедшими выборами в Государственную Думу РФ в 2011 году и готовящимися выборами Президента РФ в 2012 году. Перед новыми выборами. Что состояться в сентябре этого, 216 года, решил её снова обнародовать, поскольку, как мне кажется, актуальность её сохранилась. Думается, что и даже возросла.

 

I

В предыдущих работах мы, на основании работ Дж. Шарпа [1,2,3], описали принципы ненасильственной политической борьбы (НПБ) [4], а в дальнейшем рассмотрели основы противодействия со стороны гражданского общества попыткам осуществления «цветных революций» [5]. Данный текст посвящён анализу текущей ситуации в России, опираясь на концепцию источников силы власти Дж. Шарпа.

Суть этой концепции в следующем: Отправление власти правящей группой становится возможным благодаря её контролю над шестью источниками силы власти, которые находятся внутри управляемого общества и без подпитки, из которых, власть данной группы не распространяется далее их собственных физических тел, знаний, умений, навыков. Эти источники силы власти таковы:

  1. Авторитет власти. По сути, это отношение к правящей группе[1] и доверие к ней со стороны общества. Верит ли общество в то, что доминирующая общественная сила, в целом и правящая группа, в частности, или отдельные их представители или институты государства, контролируемые ими, справляются с взятыми или возложенными на них обязанностями. Что они не только по факту, но и по праву и по справедливости занимают своё привилегированное положение. Отсутствие авторитета у правящей группы очень быстро лишает её доступа к остальным источникам силы власти и падение такого правительства или такой правящей группы – вопрос лишь времени и обстоятельств. Причём недолгого времени и незначительных обстоятельств.  Иначе, согласно ли общество, с положением при котором им управляет, формирует политические вопросы и ставит цели на будущее именно эта, конкретная правящая группа.
  2. Людские ресурсы. Источник силы власти в виде способности контролировать и привлекать на свою сторону и использовать в своих интересах других людей и группы людей. По сути, это объём, влияние и сплочённость широкого слоя людей, не обязательно вовлечённых в доминирующую общественную силу, но которые служат опорой правящей группе. Это и государственный аппарат, в широком смысле слова, и армия и МВД, суды, собственно доминирующая общественная сила, религиозные организации, политические партии и т.п. социальные и национальные группы, поддерживающие власть и могущие быть ею привлечёнными для своих целей и нужд. Чем выше степень контроля правящего группы над этими людскими ресурсами, чем они обширнее, тем плотнее она контролирует общество в целом и тем успешнее в состоянии навязывать обществу свою волю. Иными словами, достаточно ли людей контролирует правящая группа, чтобы навязывать обществу свою волю, своё виденье, свои цели.
  3. Навыки, знания и опыт. Объём и степень зависимости от навыков, знаний, опыта и компетенций, потребных для управления государством, со стороны правящего группы. Имеются ли они в самой правящей группе, в доминирующей общественной силе и в обществе в целом, достаточны ли они, осознаётся ли их необходимость, насколько доступны они для правящей группы, если сама она ими не обладает или обладает, но в недостаточной степени. Каковы эти знания навыки и опыт. В каких социальных слоях и группах общества этот источник силы власти рассредоточен, насколько данные слои лояльны правящей группе и насколько могут ею контролироваться. Иначе, достаточны ли и доступны ли правящей группе навыки, знания и опыт потребные для управления данным государством.
  4. Материальные ресурсы. Это уровень контроля и объём, возможность перераспределяя в свою пользу или способность мобилизовать для решения задач, поставленных пред собой, правящей группой, материальных и финансовых ресурсов не только доминирующей общественной силы, но и всего общества в целом. Сюда же относят степень влияния на экономическую систему, на систему собственности, систему распределения со стороны правящей группы. Контроль над средствами связи, транспортом, материальными запасами, природными богатствами, торговлей, в том числе международной. Иными словами, достаточны ли материальные ресурсы контролируемые правящей группой для покрытия затрат связанных с управлением данного общества и государства, для поддержания своего доминирующего положения.
  5. Нематериальные факторы. Важнейший источник силы власти, к которому относят разного рода психологические и идеологические факторы, мировоззрение, привычка к подчинению со стороны населения, отношение к подчинению и неподчинению, наличие общей идеологии в обществе, наличие мессианской идеи и её характер, либо наличие разделяемой большей частью общества установкой, культурные образцы поведения принятые в обществе, историческая память. Дж. Шарп сюда причисляет и контроль над СМИ.  Иначе, имеется ли связь и насколько она прочна между правящей группой и обществом, не обусловленная материальной заинтересованностью сторон. Насколько они, общество и правящая группа,  едины, насколько цели правящей группы близки целям общества, насколько эти цели согласованны.
  6. Санкции. Под этим источником силы власти подразумевается возможность и желание правящей группы применять разного рода санкции как к оппозиции в частности, так и ко всему обществу в целом, для навязывания им своей воли. Сюда же относится и способность оппозиции, общества противостоять этим насильственным или психологическим воздействиям. Надо всегда учитывать, что эффективность насилия и угрозы такового, зависят от конкретной модели подчинения, характерной для данного общества и традиций, укоренённых в конкретной культуре. Иными словами, насколько эффективно правящая группа способна навязать свою волю обществу посредством угрозы применения и применением физического или психического насилия.

Т.о. доступность и возможность пользоваться этими источниками силы власти со стороны правящей группы и определяет как устойчивость её положения, так и возможность обратного влияния на неё со стороны общества. Иначе, только через эти источники власти общество и способно действенно влиять на правящую группу и наоборот, только доступ и степень контроля над источниками силы власти и позволяют правящей группе навязывать свою волю обществу и занимать своё доминирующее положение.

Рассмотрим теперь, как обстоит дело в современной России во взаимоотношении правящей у нас группы и шире, доминирующей общественной силы, и собственно самими источниками силы власти. Насколько они ею контролируются и насколько они ей доступны.

 

II

Авторитет

1396259589_1126823239

Большинство социологических опросов в России показывают удручающе низкий уровень доверия населения к различным государственным институтам [7, 8, 9]. За низким доверием следует и низкий авторитет.  В эту печальную группу попадают Правительство и Дума, суды и  прокуратура, МВД и армия, администрации и законодательные собрания значительного количества городов и областей. Нет веры у граждан и в процессуальные действия – выборы, которые по идеи, должны укреплять доверие народа к власти, символизировать народность власти, связь элиты и народа; в независимое судопроизводство, как важнейшая часть торжества объективного закона, над своеволием сильных мира сего. Нет доверия к правящей партии (смотрим результаты последних выборов в Государственную Думу). Нет доверия к ряду социальных групп из высших страт общества: к бизнесменам, к депутатам думы и законодательных собраний регионов, к высшим должностным лицам государства, например, членам правительства. Нет доверия к СМИ, контролируемым властью, к информации из телевиденья и газет. Аналогично в отношении большей части персоналий из масс-медиа. Крайне низко доверие населения к государственному аппарату в лице, чиновников в целом.

Не лучшим образом обстоит дело у оппозиции.

Либералы, что в своей маргинальной политической части, что в виде более респектабельного «Яблока» или «Правого дела», уже много лет не набирают и 5% уровня поддержки населения, даже всем скопом. Та же часть либералов, что входит в правящую группу, имея значительный административный ресурс и, по сути, определяя политику во многих областях государственной жизнедеятельности, обладают рейтингом доверия и авторитетом у населения не превышающий рейтинг своих политических идеологических собратьев.

Похожим образом обстоят дела и у официальной Думской оппозиции – ЛДПР и КПРФ. Хорошие результаты этих партий на выборах в 2011 году,  вызваны не ростом авторитета данных партий и их лидеров, а протестным голосованием граждан, недовольных результатами деятельности «Единой России», Правительства  и Президента. В то время как катастрофа выборов 2007 года была следствием именно недоверием населения к этим партиям.

Т.е., по сути, общество не доверяет всей элите, всей доминирующей общественной силе России, в целом.

Разительным контрастом на этом фоне всеобщественного недоверия выглядит высокий рейтинг В.В. Путина и Д.А. Медведева [10, 11]. Хотя в настоящий момент опросы фиксируют значительное его падение и у того и у другого, тем не менее, их рейтинг не сравним с рейтингом всех остальных фигурантов политического поля страны. В отношении В.В. Путина рейтинг доверия составляет величину до 50 % опрошенных (в некоторых опросах до 70%). Впрочем, не только опросы, но и все выборы, где участвовал, каким либо образом,  Путин В. В. показывают большую степень доверия к нему со стороны граждан. В отношении Д.А. Медведева картина более сложная и разброс в опросах на доверие к нему составляет от 25% до 60%. Кроме того, представляется верным то мнение, что рейтинг Д.А. Медведева, как самостоятельная величина, т.е. сам по себе – невелик и определяется в первую очередь рейтингом В.В. Путина и тем фактом, что в глазах избирателей, Д.А. Медведев является продолжателем и последователем В.В. Путина, его вторым «я», а не независимым политиком.

Итак, мы можем констатировать, что такой источник силы власти как авторитет,  для сегодняшней российской правящей группы, в частности и для доминирующей общественной силы, в целом, открыт исключительно благодаря высокому авторитету в обществе В.В. Путина.

Это очень ненадёжная конструкция, завязанная на одном человеке, когда население глубоко не удовлетворено всей деятельностью правящей группы и остаётся пока в спокойном состоянии, только в надежде на способности её «вождя». Не будет авторитета В.В. Путина, начнут пересыхать все остальные источники силы власти для правящей группы.

Тут плохо ещё и то, что доверие к В.В. Путину, под давлением негативных тенденций в стране, падает. Ведь если в первой половине первого десятилетия 21 века количество доверявших ему и надеющихся на него людей было более 70%, то сегодня это менее 50%[2]. Продолжение проводимой, под руководством В. В. Путина, государственной социальной и экономической политики не может улучшить ситуацию в стране, что показали 12 лет её претворения в жизнь. Значит, предвидится лишь ухудшение данного показателя. Следовательно, возрастает неустойчивости всей системы власти, в ближайшей перспективе. В выстроенной за последнее десятилетие безальтернативной и закрытой, от влияния общества, вертикали власти, нет сил способных поддержать систему власти в трудный период, как нет и авторитетной альтернативной или параллельной группы, которой власть может быть передана мирным путём, без значительных эксцессов и потрясений.

В ситуации ускользающего контроля над данным источником силы власти, правящая группа будет подвержена сильному влиянию внутренних и внешних, в том числе иностранных, а так же случайных факторов. Она не способна выработать долговременную позитивную цель не только для страны, но и для самой себя, кроме одной – удержания власти, как таковую, как можно дольше. Большая часть сил будет направлена на купирование сиюминутных проблем и решения задач с горизонтом, не превышающим полугода, со всеми вытекающими отсюда последствиями, как в отправлении власти, так и со стабильностью  и адекватностью функционирования государственного аппарата.

Ещё один очевидный минус настоящего положения, это отсутствие ответа на вопрос: «Что делать после Путина? Что делать в случае его болезни или смерти?» Такой вопрос обычно даже и не возникает, в надежде на молодость и физическое здоровье Премьера – Президента. Возможность спокойной и конструктивной передачи власти от В.В. Путина к новому кандидату от доминирующей общественной силы, в условиях недоверия общества к ней в целом, вызывает большие опасения и закономерные сомнения.

Ситуацию усугубил неудачный опыт с Д.А. Медведевым. Провал его как Президента, политического и интеллектуального лидера, резко повысил неустойчивость всей конструкции вертикали власти[3], усилил неопределённость в вопросе: «Кто после Путина?». И тут возможны самые экзотические варианты ответов на этот, второй[4], сакраментальный вопрос: от самовыдвижения и, даже частичного успеха, ранее нейтральных и незаметных, на политическом поле страны, фигур, сегодня мы видим Прохорова, и возможно Рагозина, до публичного поддержания идеи о внешнем управлении государством, установления международного протектората над Россией.

Но такая усиливающаяся неустойчивость властной системы России, на данном этапе, может привести и, видимо, приведёт к временному росту рейтинга В.В. Путина, как компромиссной, знакомой и удовлетворительной, для огромного количества граждан России, фигуры.

Однако это не будет ростом поддержки правящей группы и её политики последнего десятилетия, со стороны населения. Хотя многими может быть серьёзно воспринято именно таким образом. Это будет жестом отчаяния, со стороны избирателей, загнанных в тупик действиями самой правящей группы. Очевидно, в случае неудачи в реформах В.В. Путина, в его очередной президентский срок, государство, с большой вероятностью, может оказаться перед угрозой бунта и требованиями населения по смене не только всей правящей группы, но и всей доминирующей политической силы страны.

Дополнительный дисбаланс современной политической системе страны придаёт сочетание непропорционально большого влияния либерально настроенных государственных деятелей в правительстве, да и вообще в политической жизни страны, с их реальной поддержкой населением. Последняя крайне мала и находится ну уровне статистической погрешности. Тогда как влияние Кудрина, Грефа, Наибуллиной, Дворковича, Шувалова, ИНСОРА, высших образовательных учреждений и исследовательских институтов  крайне либерального толка, как собственно и президента Медведева, на жизнь страны, нулевым не назовёшь. Если сегодня, с их присутствием во власти, народ примеряет огромное доверие лично к В.В. Путину, то, в случае ухода последнего, что будет легитимировать либерализм правительства и правящей группы, в целом? Думается у либералов останется только один путь удержания власти – либеральная диктатура![5]

 

III

Людские ресурсы

8068ada87cea

До настоящего времени правящая группа контролирует в России: Думу, крупнейшую, правящую партию страны – «Единую Россию», абсолютное большинство местных законодательных собраний, практически всех глав регионов.  Всё правительство, Премьер-министр, Президент – представители этого же сообщества. Можно утверждать, что и оппозиционные думские партии, так же находятся под очень сильным, если не определяющим их действия, в принципиальных вопросах, влиянием вышеназванной группы. Руководство этих партий входит в доминирующую общественную силу страны. Армия, МВД, суды, пеницитарная система – всё в их же руках. По сути, весь государственный аппарат и значительная доля институтов гражданского общества страны в большей или меньшей степени исполняют волю правящей группы.

Однако когда мы это утверждаем, необходимо помнить, что этот контроль зиждется почти исключительно на инкорпорировании в саму эту группу или во включение в ближайший её ареал, на покупку руководящего состава этих институтов и организаций. Остальная и основная часть, членов вышеназванных структур, отнюдь не склонны проявлять сто процентную лояльность власти. Об этом говорит низкое доверие населения всем частям и элементам и уровням системы власти и управления государством.

Проблема людских ресурсов, для правящей группы, усугубляется ещё и тем, что нет иного скрепляющего и притягивающего к ней людские ресурсы фактора, кроме собственно финансового. Ни чего не материального, ни соединяет, ни скрепляет, ни притягивает к правящей группе интересующие её и полезные ей людские ресурсы. Нет идеологического, религиозного, ценностного фактора связывающего народ и правящую группу и, вероятно, всю доминирующую общественную силу. В этом смысле, правящая группа, по сути, не легитимна и полностью отделена от основной массы населения. В такой ситуации, при существующих ограничениях и трудностях в использовании насилия, всё, что необходимо правящей группе для управления государством ей приходится покупать исключительно за материальные блага. Это ведёт к чрезмерному перенапряжению источников материальных и финансовых ресурсов контролируемых правящей группой, одновременно не обеспечивая требуемую надёжность и лояльность покупаемых.

На этом фоне, во власти явно ощущается дефицит надёжных и компетентных управленцев. Происходит перетасовка одних и тех же управленцев вне зависимости от результатов их деятельности. Это говорит о том, что правящая группа не доверяет обществу в той же мере, как и общество не доверяет правящей группе. Важнейшим, если не единственным, фактором лифта в государственном управлении является принадлежность к правящей корпорации и строгое исполнение негласных правил внутреннего поведения. Однако данная ситуация, при собственном комфорте правящей группы, в действительности, в условиях недоверия к ней общества, предопределяет неустойчивость её положения в перспективе.

Опасность такого развития событий понимается и власть предержащими. Одной из причин создания, ныне полузабытого «Народного фронта» [6], как представляется, было желание правящей группы, посредством  такого манёвра, попытаться расширить свою базу, опору, как в тактическом плане – увеличение  поддержки на ближайшие выборы, путём придания правящей группе квазивсенародный характер, так и в стратегическом, в виде появления возможности расширения области рекрутирования компетентных и лояльных управленцев[7] в которых она испытывает дефицит. Рост и удешевление привлекаемых людских ресурсов контролируемых правящей группой – вот истинная цель эпопеи с «Народным фронтом».

Однако, при всей оригинальности, данная попытка была обречена на провал с самого начала. Поскольку действовала властная группа теми же методами, что и везде: покупая верхушку общественной организации включаемую в «Народный фронт», она создаёт себе иллюзию расширения области поддержки со стороны различных групп и слоёв населения, ни чего не меняя в  сути системы власти, ни в методах управления, ни предлагая ни каких новых, а точнее, хоть каких-нибудь общенациональных объединительных целей. Но включение руководства общественной организации – не есть гарантия лояльности всех её членов, так же как и включение в правящую группу высших чинов МВД, ни есть гарантия исполнения приказов о подавлении возможных народных выступлений, рядовыми милиционерами. Потому «Народный фронт» если и увеличил людские ресурсы правящей группы, то в самых незначительных количествах, особенно в сравнении с понесёнными и предполагаемыми затратами.

Существует формальная поддержка правящей группы со стороны всех основных религиозных конфессий страны, но это не в коем случае не означает поддержки со стороны самих рядовых верующих.  Более того, вызывают большие сомнения, что и, собственно, сам клир поддержит власть в случае мощного внутреннего конфликта в стране. И не только по причине наличия сильной оппозиции и даже большого неприятия правящей группы среди священства.  Священники, даже высшие, по настоящему, не входят ни в правящую группу, ни в доминирующую общественную силу. В этом смысле церковь, вероятно самая независимая и не подконтрольная правящей группе организация страны. Существует большая доля взаимного недоверия и отчуждения, несмотря на показное благочестие высших чиновников в периоды Первопрестольных праздников. Между правящей группой и Церковью существует нейтралитет. Стороны не вмешиваются в дела друг друга, формально поддерживая друг друга. Православная церковь и большая часть мусульманских религиозных объединений с большим сомнением относятся к правящей группе и не считают её достаточно легитимной, чтобы окончательно встать на её сторону. Причиной такого положения, думается в чрезмерной, и даже нарочитой материалистичности и показной прагматичность смыслового стержня объединяющего правящую группу. Церковь понимает или чувствует отсутствие идейной, духовной основы правящей группы, которая не в состоянии дать народу и стране высшие объединяющие цели, они слишком укоренены в сегодня, даже в сейчас, они все пропитаны получением сегодняшней ежеминутной прибыли. Что чуждо Церкви, как общественному организму с двухтысячелетней историей.

Следовательно, при кажущейся мощи и непреодолимой силе правящей группы, её реальное влияние и возможные привлекаемые людские ресурсы, в случае опасных эксцессов, например серьёзных народных волнений, на практике могут быть отнюдь не велики. Низкий уровень контроля правящей группы над этим источником силы власти показала её неспособность организовать массовые акции в свою поддержку, хотя бы сравнимые с теми, что провела оппозиция недовольная результатами думских выборов декабря 2011 г

 

IV

Знания, навыки и опыт

639eda1781a709b5740ef1765c11c537-15

Данный источник силы власти  очень важен и позволяет в значительной степени компенсировать недостаток контроля над многими другими источниками. Например, такими как: людские и материальные ресурсы, частично даже авторитета. Кроме того, он определяет эффективность использования всего комплекса ресурсов имеющихся в распоряжении правящей группы. Однако для российской правящей группы это один из самых неконтролируемых и недоступных ей источников силы власти.

Во-первых, негативную роль играет огромная зависимость правящей группы, в интеллектуальном плане и в плане управленческих и организационных навыков, от либеральной своей части. В этом смысле она явно не уравновешена и, что гораздо важнее, неадекватна целям и задачам, стоящим перед страной.

Не адекватна она была и в 90-х годах, при смене социалистического экономического устройства государства на капиталистическое. Это доказали результаты 20 лет такого переустройства в России. Сравните их с результатами, за аналогичный временной период в СССР, после Октябрьской революции или с достижениями КНР и Вьетнама, последнего времени. Тем более не адекватен экономический либерализм сегодня, при отсутствии материальных и нематериальных ресурсов начала 90-х годов, при полуразрушенной промышленности и крайне слабом сельском хозяйстве, тяжёлой социальной и демографической ситуации, полного идейного и практического банкротства российского либерализма.

Нельзя забывать, что либеральная экономическая парадигма ни разу не справилась с задачей индустриализации и восстановления промышленности, возрождения и модернизации государства. Всего того, что так необходимо России после 20 лет либеральных реформ. Тут необходимо значительная доля авторитарного правления, государственное планирование и воля, со стороны правящей группы, в проведении промышленной политики индустриализации и экономического развития страны.

Не счесть положительных примеров таких реформ даёт нам недавняя история: авторитарное правление Ли Куан Ю в Сингапуре, диктатура Пак Джон Хи в Южной Корее, монопольное политическое правление в течение почти 40 послевоенных лет Либерально демократической партии в Японии, жёсткое авторитарное правление КПК в Китае, авторитарное правление Компартии Вьетнама, полуавторитарный режим Махатхира Мухаммада в Малайзии и т.д. Даже правление Аденауэра в Германии или предвоенный режим Рузвельта в США классифицируются как жёсткие, антидемократичные режимы. Противоположных этим, примеров мы не имеем.

Но большинство приверженцев вмешательства и регулирования государством экономики, планирования в экономической политике, проведения жёсткой промышленной политики, целенаправленного развития страны и обуздания своекорыстия свободного капитала, находятся у нас, либо в оппозиции к правящей группе, реально управляющей процессами в стране, либо на самой её периферии, пребывая в думской оппозиции. Эти люди не имею сколь-нибудь значительного влияния на формирования даже вопросов повестки дня экономической политики государства, не то, что на принятие ключевых решений или выработки тактических и стратегических планов государства в области экономики и социальной политики.

Те же государственники, что имеются в правящей группе, во главе с Путиным, в основном вынуждены искать компромисс между либеральной парадигмой сильнейшего либерального лобби правительства и реальными потребностями государства. Впрочем, они, в области экономики, практически полностью находятся под влиянием либерального крыла правящей группы и согласны с ним по основным, принципиальным вопросам экономической политики.

В результате, мы видим, с одной стороны неуклюжую псевдосоциалистическую социальную политику, в сочетании с, не совсем последовательной, хромой, неуместной либеральной экономической политикой, перемешанной с усилением роли и доли государства в отдельных отраслях промышленности, декларациями свободой предпринимательства и совершенно жуткой налоговой системой, с повсеместным ростом государственного администрирования.

Роль государства, как заинтересованного собственника, при этом растёт исключительно в сырьевой части экономики, которая требует меньшего интеллектуального и финансового вложения при большей финансовой отдаче, на современном конъюнктурном подъёме цен на энергоносители. Государственникам из правящей группы импонирует роль государства как рентополучателя. От прочих активов государства, правительство усиленно избавляется.

Это связано, в значительной степени, с тем, что государственный бюджет, в доходной части, полностью зависим от акцизов за торговлю нефтью и газом, и государственникам из правительства хочется контролировать этот ресурс, для увеличения устойчивости государственных финансов, не имеющих ни каких иных стабильных и значительных источников поступления.

На выработку долгосрочных целей промышленного, экономического и социального развития, не говоря уже о волевом их внедрении, у них не хватает ни сил, ни ресурсов.  В результате промышленная и финансовая политика государства полностью отдана на откуп либералам. Единственно, что скрепя сердцем уступают либералы государственникам – это убогая социальная политика заключающаяся в тупом росте затрат на пенсии, на армию и полицию, без анализа как последствий этих действий, для будущего, так и целей и направления этих затрат, методов получения и распределения доходов на социальные нужды.

Во-вторых, явная вторичность наших либералов в идейном плане, идущая ещё от времён Гайдара и группы младореформаторов и до сих пор не то что не изжитая в среде либералов России, не то что не отрефлексирована, но похоже даже не осознаваема. Следствием вторичности является органическая неспособность осмыслить необходимые корректировки либеральных рецептов под особенности страны или даже понимание уместности их или не уместности в ситуации сегодняшнего дня.

В результате 20-ти лет российских либеральных реформ был растерян весь экономический, научный, интеллектуальный, технологический, образовательный потенциал советского прошлого и не создано взамен ничего. Вся либеральная доктрина российских государственных экономистов свелась к открытию внутренних рынков товаров и услуг через понижению тарифных барьеров для импорта, выравнивания внутренних цен на продукцию естественных монополий со среднемировыми, максимальный уход государства от социальных обязательств, да введением, не виданной до толи в мире, плоской шкалы налогообложения доходов граждан. После этих трудов праведных правящая группа решила почить на лаврах в ожидании манны небесной через самоустроение экономики под воздействием бога либерализма – свободного рынка.

Очень негативным фактором является слабый уровень мотивации в обществе для получения знаний, опыта и навыков. Печальным итогом грубой материалистичности установок правящей группы и 20 лет либертарианских реформ, стало отсутствия запроса на глубокие знания, сложные навыки и большой опыт  во всех областях общественной жизни – государственном и корпоративном управлении, в промышленности, науке, образовании.

Плачевный результат реформ и провалы в бизнесе – очевидный показатель низкого уровня компетенций и знаний, которыми обладает общество и которые запрашивает от него правящая группа. Ценятся связи, но не компетенции, под кем ты, а не твои знания, опыт не играет роли. В обществе, причём на всех уровнях, а не только в правящей группе, по сути, отсутствует понимание критической важности, этого источника силы власти.

Т.о. можно констатировать, что источник силы власти в виде знаний навыков, компетенций правящая группа контролирует чрезвычайно слабо. Возможно, даже утверждать, что необходимыми уровнями этих свойств и качеств представители правящей группы обладают совершенно не в той мере, какой необходимо сейчас. И эта слабость и неадекватность масштабам проблем придаёт очень большую неустойчивость всей системе политической власти России, уже не только в долгосрочной, но и в среднесрочной и, вероятно, в краткосрочной перспективе. По мере углубления мирового кризиса и нарастания внутренних проблем страны всё яснее становится видно и осознаваемо всем российским обществом, по сути, отсутствие этой опорной точки у правящей группы.

 

V

Материальные ресурсы

maxresdefault (1)

 

Смею утверждать, что это самый мощный источник силы власти доступный правящей группе России и самый контролируемый ею. Положение сейчас таково, что в распоряжении правящей группы находятся финансовые и, в значительной степени, прочие материальные ресурсы практически всей страны, либо они могут быть перераспределены этой группой в свою пользу.

Такому положению дел способствует целый ряд факторов. Среди важнейших: отсутствии реальной оппозиционной силы, слабость гражданского общества, исторические особенности России, контроль правящей группы над всей политической системой страны, начиная от нижних муниципальных образований и вплоть до  парламента страны, президента и правительства, контроля над, собственно, государственным аппаратом и государственными службами и системами, включая суды, прокуратуру, МВД, армию. Т.о. мы, по сути, имеем абсолютное владение государством со стороны правящей группы, а значит её бюджетом, на всех уровнях. Контроль за формированием и распределением пенсионного фонда России, всеми внебюджетными государственными фондами. К этому можно добавить её  контроль за крупнейшими и важнейшими компаниями страны, такими как Газпром, Роснефть, Транснефть, Росатом, ОАО РЖД, ОАО «СО ЕЭС», Сбербанк, РусГидро, Транснефть,  и т.д.

Их этого следует способность правящей группы, особенно при поддержке доминирующей общественной силы, устанавливать любые правила ведения бизнеса и перераспределения государственной и частной собственности, доходов и материальных ресурсов в своих интересах. Причём делать это  можно практически без сопротивления со стороны общества. Ведь важнейшие каналы волеизъявления, консолидации общества, артикулирования и агрегирования его интересов, либо перекрыты, либо находятся под значительным или полным контролем правящей группы.

Т.о. можно констатировать, что нет ни одной политической или социальной группы в России, сопоставимой с правящей по материальным и финансовым ресурсам. Данный источник силы власти, наряду с авторитетом В.В. Путина, являются опорными[8] для контроля российского общества со стороны сегодняшней правящей группы.

Однако тут есть несколько нюансов.

Стабильность политической системы России, в отсутствии нематериальных связей между обществом и правящей группой, просто покупается последней. По сути это единственный вариант доступный нынешней правящей группе России, при отсутствии как доверия к ней со стороны граждан, так и нематериальных, духовных, исторических, идейных, провиденческих или мессианских связей с обществом. Такой способ стал по-настоящему доступен с середины прошлого десятилетия. Тогда резко выросли доходы бюджета государства, стало возможным тратить их на подобные цели. Тогда же и установилась окончательно современная политическая система и оформилась правящая группа.

Покупать было просто при растущих доходах бюджета и при структуре затрат последнего, сформированной в худые 90-е годы прошлого века.  Однако в настоящее время идут ряд негативных процессов резко сокращающих возможности манёвра для правящей группы.

Во-первых, стабилизация и даже относительное сокращение доходов бюджета. Во-вторых, затеяно несколько амбициозных, крайне дорогостоящих проектов: Олимпиада в Сочи, чемпионат мира по футболу, саммит АТЭС во Владивостоке, проект Сколково, начато финансирование огромной программы перевооружения армии и др.  Наконец, произошло привыкание властной группы и доминирующей общественной силы, самого общества, экономики, да и всей системы государственных финансов на всех уровнях и по всей их структуре к большому бюджету и большим деньгам. При этом структура доходов, да и собственно методы финансирования расходов остались такими же примитивными и явно не отвечающими ни масштабам страны, ни масштабам и структуре расходов.

Иначе, идет лавинообразное нарастание затратной части бюджета, при стагнирующей  и даже деградирующей его доходной части.

Всё это, с высокой вероятностью, может печально закончится для  финансовой системы России, с усугублением ситуации отсутствием, как уже говорилось, нематериальной связи общества и правящей группы и  отсутствием у правящей группы, в связи с доминированием в ней вторичного либерализма, интеллектуальных ресурсов для решения данных проблем. Граждане не будут согласны подчинятся, сокращать свои расходы, довольствоваться меньшим пред лицом не легитимной, в их глазах, правящей группы.

Возможность легко покупать отдельные социальные и национальные группы в период растущего, от нефтяной ренты, бюджета, сыграла с правящей группой злую шутку. Она решила, что рецепт спокойствия найден – проблему заливают деньгами. Однако когда источник денег начал иссякать, многие представители данной группы по инерции продолжают, в надежде на временность оскудения финансов, расточительную и бездумную политику трат. Уж больно лёгкий и соблазнительный путь был ими найден. И, главное, очень хорошо вписывающийся в смысловые особенности мышления представителей данной группы, в их жизненное кредо.

Далее. Это при взгляде изнутри всё контролируется и перераспределяется в пользу правящей группы. При взгляде извне, картина существенно меняется.

Поелику значительная, а порою, и большая часть собственных средств правящей группы, да и доминирующей общественной силы, расположена за границей, то возникает проблема контроля и доступа к этим средствам, со стороны владельцев. Указанные средства вполне могут быть заморожены на счетах в западных банках решением их правительств[9] [13, 14]. Подобный способ контроля и давления на иностранные элиты и правящие группы использовался англо-саксонскими элитами не раз. Однако под угрозой находятся не только собственно средства этих частных лиц за границей, но и вся или большая часть материальных и финансовых средств которые контролируются ими внутри страны.

Иначе, контроль со стороны внешних сил, за личными финансами значительной части правящей группы России, позволяет опосредованно контролировать, этим внешним группам влияния, материальные ресурсы всего государства и оказывать давление на политику государства. Подверженность правящей группы воздействию внешних сил, делает её крайне уязвимой для этих сил, при одновременной её устойчивости к материальному давлению со стороны российского общества, т.е. изнутри.

Т.о. данный источник силы власти правящей группы, в настоящий момент существенно слабеет. Процесс этот будет продолжаться, с негативным прогнозом, хотя до сих он пор остаётся важнейшим фактором, опорным источником её власти.

 

VI

Нематериальные факторы

1201895928_26_plakat_kolomensky_com-400x277

Данный источник силы власти, являющий собою крайне важный элемент любой системы власти, не однозначен для правящей группы.

С одной стороны она вполне контролирует все СМИ, имеющие реальное влияние на общество: электронные и печатные. У оппозиционных сил, по сути, нет ни одного мощного общегосударственного средства информации. Слабым утешением им может служить лишь относительная независимость Интернета, в котором оппозиция может конкурировать во влиянии на аудиторию в сравнимых с правящей группой масштабах. Однако Интернет при всём росте его проникновения в массы, пока не в состоянии сравниться с влиянием телевиденья печати и плакатной пропаганды[10].

Уровень контроля над российскими СМИ, со стороны правящей группы, показывает пример увольнения под её давлением со своих постов главного редактора журнала «Коммерсант–Власть» М. Ковальского и генеральный директор холдинга «Коммерсант» А. Галиева, а так же отставка, по собственному желанию, генерального директор ИД «Коммерсант» Д. Кудрявцева,  случившиеся в конце 2011 года. Произошло это после того, как правящая группа посчитала чрезмерной критику изданиями группы «Коммерсант» итогов выборов в Государственную Думу.

Общее и думается верное мнение о терпеливости и спокойствии русского нарда даёт возможность правящей группе совершать достаточно большие и очевидные ошибки, без катастрофического для себя последствия. Русские не выходят на демонстрации, как например французы, по самому малому поводу, предпочитая давать элите шанс спокойно разобраться в ситуации и исправить ошибку. Это великое благо для страны и для правящей группы. К большому сожалению, узость мышления привела её к некоторой расслабленности и иллюзии того, что все трудные вопросы нужно решать только через верхи различных общественных структур и групп, совершенно не считаясь с низами. Это очень опасная иллюзия.

Неуважение русских и определённое не понимание ими смысла правовой системы основанной на законе, а не на справедливости, ведет к спокойствию народа в отношении лиц, не соблюдающих закон. Это очень характерно русских. К тому же они считают, что в тюрьме часто сидят страдальцы, в значительности степени, страдальцы за народ. Такой взгляд на жизнь, со стороны народа, лишает его мощного рычага давления на правящую группу, в виде неприятия и вынуждения к отставке лиц явно замешанных в незаконных или противозаконных действиях – столь эффектного и эффективного средства сглаживания и демпфирования протестной энергии в странах Запада.

Правящая группа осуществляет, как уже отмечалось, плотный контроль над политической системой государства и его избирательной системой. Особенно это стало явно видно и легко осуществимо, после принятия новых законов о политических партиях, об избрании  Президента РФ, депутатов Государственной Думы (№95-ФЗ от 11.07.2001 г., №19 – ФЗ от 10.01.2003 г., №51-ФЗ от 18.05.2005 г.).

Сегодня в России, наверное, самый жесткий закон о политических партиях в мире, позволяющий возникнуть новой партии лишь гипотетически. Официальные же думские оппозиционные партии хорошо вписаны, в лице своего руководства, в правящую группу, либо находится в ближнем её ореоле и исправно выполняет роль громоотвода протестных народных настроений, коммунистических (КПРФ) и националистических (ЛДПР). Этих партии, не имея ни внятной идеологии, ни внятных и последовательных целей, дремлющие четыре года в Думе и просыпающиеся лишь в выборный период, не стремятся к получению власти, а канализирует и рассеивает энергию масс.

Однако эти, безусловно, сильные рычаги влияния правящей группы на общество, в значительной степени нивелируются, а в периоды трудностей и вообще сводятся на нет, отсутствием ряда других, значительно более важных нематериальных факторов.

Во-первых, это явная социалистическая и антилиберальная  настроенность большинства населения, выступающая всё более явным диссонансом с либеральной и капиталистической приверженностью правящей группы, которой ни как не удаётся, с этой особенностью гражданского общества, справится. СССР воспринимается народом всё в большей степени как золотой век страны[11].

Правда правящая группа в последнее время серьёзно взялась за перекройку сознания людей, однако результаты здесь пока впечатляют мало. Существует большое недовольство в обществе результатами реформ последних 20 лет, с которыми ассоциируется, если и не до конца, нынешняя правящая группа, то доминирующая общественная сила, частью которой она является, – точно. Это недовольство подрывает легитимность, способность правящей группы реально контролировать общество, поскольку смыслы [6] её и народа существенно различны и не сводимы друг к другу.

Выхода может быть два: либо народ меняет собственные свойственные ему сегодняшнему, смыслы и принимает, в целом, те что имеются у правящей группы, как это произошло, например, в Польше в 17-19 вв., либо народ меняет смыслы правящей группы или саму эту группу. Примером служит история Китая.

Во-вторых, отсутствие внятной, разделяемой большинством идеологической концепции, даже на уровне самой правящей группы, не говоря уже об основной массе населения. Неспособность правящей группы создать и предъявить обществу какую-либо удобоваримую объединяющую идею и даже логически выстроенную программу реформ, согласованную и внутренне не противоречивую программу решения насущных проблем страны в течение длительного периода времени, а по сути, с середины 90-х, имеет собой то следствие, что происходит атомизация общества, рост влияния трайбалистских и местнических течений и факторов в обществе, продолжающегося бегства из страны людей и капиталов.

Одной из причин такой идеологической импотенции является так же и отсутствие системного взгляда правящей группы на страну, её прошлое, настоящее и будущее.  Другой отсутствие целей и мотивов честно исполнять свой долг у бюрократии, армии, у значительной части населения.

Как уже отмечалось, у правящей группы остаётся только один ресурс для удержания власти – покупка спокойствия и согласия населения за материальное вознаграждение. Конечно, правящая группа, в любом государстве, перераспределяя государственный доход вынуждена выделять значительную его часть на общественные нужды, в том числе и на покупку отдельных социальных и национальных групп. В России, имеются два кардинальных отличия, две особенности: весь доход государства находится в безраздельном и монопольном распоряжении правящей группы и правящая группа лишь в малой степени контролирует прочие источники силы власти.

Слабые нематериальные связи внутри общества и главное между правящей группой и народом, сводит практически на нет все те возможности, которые открываются перед верхней стратой общества при столь сильным её видимым контролем над обществом. Любая большая трудность и, недоверие и отчуждение между обществом и правящей группой, приведёт к полной делигитимации её власти и разрушению системы власти в стране в целом.

 

VII

Способность и возможность применять санкции к оппозиции, уровень этих санкций.

c5f5bf6e4f8f254711d2437d39a13583_XL

Правящая группа, полностью контролируя государство, с его аппаратом легитимного насилия, политическую систему и в отсутствии реальной политической оппозиции, оказывая подавляющее влияние на СМИ, при слабом гражданском обществе и терпеливом народе, имеет возможность поддерживать достаточно высокий уровень насилия.

Однако в действительности это в значительной степени иллюзия.

Иллюзия, не в плане потенциальной возможности, а в плане способности власти провести большие  насильственные акции подавления против настоящей русской оппозиции, а не ходульных маргинальных её представителей в виде Лимонова, Немцова, Рыжкова  или сепаратистов в виде ли чеченских боевиков или татарских националистов. Почему-то часто забывают, что в России более 80% населения страны русские, и выступление именно русских против существующей власти поставит под большой вопрос способность правительства подавит или даже ограничить эти выступления силами милиции, внутренних войск или армии, так же по большей своей части состоящей из русских. Скорее уж ОМОН, спец. подразделения, да и армия перейдут на сторону такой оппозиции, чем будут выполнять приказ о её насильственном подавлении. Правящая группа прекрасно понимает опасность для неё сильной регулярной и крупной русской оппозиционной организации. Последние представляют сегодня из себя разрозненные, ненавидящие друг друга группки вокруг отдельных лидеров-наполеончиков. Правящая группа делает всё для того чтобы только такого вида национализм и культивировался в русской политической среде.

Ещё одним сильны ограничивающим фактором для применения насилия правящей группой является влияние заграницы. Правящая группа страстно желает быть включённой в элиту запада. Для этого она обязана сдерживать, пока, уровень насилия внутри страны, всячески показывая приверженность западным ценностям и нормам. Это необходимо для успокоения щепетильного, пока, к этим вопросам общественного мнения Запада. Впрочем, как показал пример Ливии, при определённых условиях, вполне возможна эскалация жуткого и внеправового насилия, при благожелательном  мнении западных правительств и молчании общественного мнения. Именно это мы и имеем ввиду, когда говорим о возможности либеральной диктатуры в России.

Думается, что по большей части именно этими причинами и объясняется, тот факт, что до сегодняшнего дня, к счастью, уровень полицейского насилия в России, более предмет политической спекуляции маргинальной части либеральной оппозиции, чем реальность.

Ярким примером похожей ситуации, в плане степени контроля над рассматриваем источником силы власти и действительным его реальным использованием,  может служить СССР и КПСС времён развитого социализма. Ещё в 1985 году мало у кого могло даже возникнуть сомнение во всесилии и способности контролировать общество со стороны правящей группы СССР – советского руководства и т.н. партийно-хозяйственной номенклатуры, в том числе в его способности силовым методом подавить оппозицию. И в принципе это происходило реально. Однако уже в 1991 году СССР распался, при этом сама КПСС не препятствовала вызреванию и прохождению этого негативного процесса, а с определённого момента уже и не могла этого сделать. В результате правящая группа СССР не только потеряла власть, но, более того, произошла смена доминирующей общественной силы в стране.

 

VIII

Выводы

скачанные файлы (1)

Подробное рассмотрение нами степени контроля правящей группы источников силы власти позволяет сделать некоторые выводы об устойчивости системы власти в России, в среднем и краткосрочном периоде и о перспективах оранжевого сценария.

  1. Опорными для правящей группы являются: авторитет В.В. Путина и материальные ресурсы. Именно контроль над этими двумя источниками силы власти дают ей доступ к другим и обеспечивают её доминирующее положение в стране.
  2. Правящая группа проделала огромную работу, и успешно, по стабилизации и упрочнению своего исключительного, монопольного положения на политическом поле страны, стараясь усилить свой контроль над источниками силы власти:
    1. Осуществляется полный контроль над законодательной исполнительной и судебной ветвями власти.
    2. Осуществляется полный контроль над госаппаратом практически повсеместно и на всех уровнях
    3. Законодательство в области политических и гражданских прав России, приобретшие свой сегодняшний законченный вид к 2005 году, не даёт реальной возможности к возникновению сильной оппозиции.
    4. Руководители официальной думской оппозиция органически включены в доминирующую общественную силу и подконтрольны правящей группе.
    5. Устранением выборности губернаторов установлен контроль за региональными элитами. Политический режим в РФ вполне обоснованно можно охарактеризовать как авторитарный.
    6. Материальные ресурсы правящей группы включают в себя практически все ресурсы государства и подконтрольных государству компаний.
  3. В краткосрочном периоде, положение правящей группы в России устойчиво. В условиях стабильности оно хоть и будет иметь тенденцию к ухудшению, но так же останется устойчивым и в среднесрочном перспективе. На сегодня не существует внутренних, а в значительной степени, и внешних сил способных эту устойчивость поколебать обычными демократическими или псевдодемократическими методами. Поэтому в России сегодня крайне маловероятен сценарий смены правящей группы через «цветную революцию» инспирированную из зарубежа.
  4. Наиболее слаб контроль правящей группы над следующими источниками силы власти: знаниями навыками и опытом необходимыми для управления государством и над нематериальными факторами, объединяющими людей и группы в общество. Это не даёт нам право говорить об устойчивом положения правящей группы в долгосрочном периоде, даже в стабильной ситуации.
  5. Сильно ухудшает положение правящей группы в среднесрочной перспективе отсутствие реального приемника в её рядах для В.В. Путина, крайне низкий уровень доверия к ней и ко всем институтам и организациям ею контролируемых со стороны граждан, а так же полное отсутствие нематериальных связей внутренне скрепляющих российское общество в которые были бы вписаны смыслы правящей группы. Сочетание вышеозначенных факторов позволяет указать, что на сегодня система власти всего государства при значительном нарастании трудностей и внутренних проблем в среднесрочной, а при особой интенсивности и в краткосрочной перспективе, имеет очень небольшой запас устойчивости.
  6. Анализ источников силы власти правящей группы позволил определить ключевую точку устойчивости [12] современной системы власти в России. Таковой является авторитет В.В. Путина, как основного легитимирующего фактора привилегированного положения правящей группы, в условиях тотального недоверия к ней со стороны граждан. Уход, или умаление влияния В.В. Путина неизбежно и быстро переводит систему власти в России в неустойчивое состояние. Победа В.В. Путина на выборах в президенты с меньшими процентами голосов поданных за него, чем за «ЕР» на думских выборах, уже будет иметь тяжёлые последствия для стабильности власти в стране.
  7. На сегодняшний день происходит размывание опорных источников силы власти правящей группы: авторитета В.В. Путина и её материальной базы. Происходит абсолютное ослабление её влияния и силы, и, как следствие, рост неустойчивости системы власти со структурой созданной за последние 10 лет.

Итак, можно сделать достаточно однозначный вывод о том, что система власти, существующая в России совершенно не готова ни к каким серьёзным вызовам её целостности.

Если правящей группой не будут предприняты кардинальные меры по усилению контроля за источниками силы власти и по стабилизации общества, то к следующим выборам и сама группа, и страна в целом подойдут в очень нестабильном и ослабленном состоянии. В таком случае возможны самые непредсказуемые и даже очень резкие изменения на политическом поле России и даже её исторической судьбы.

 

Литература

  1. Дж. Шарп, От Диктатуры к Демократии. Концептуальные основы освобождения. http://www.aeinstein.org/organizations/org/FDTD_Russian.pdf
  2. Дж. Шарп, Освободительная борьба. http://we2012.net/?p=168;
  3. Дж. Шарп, Общественная оборона. Система вооружения в эпоху постмодернизма. http://www.aeinstein.org/organizations/org/scannedPDFs/Civilian-Based%20Defense%20-%20Russian.pdf
  4. Остроменский М.П., Философия, теория и методы ненасильственной политической борьбы по Джину Шарпу http://blogs.mail.ru/mail/anta141/43DF337489DA04EB.html
  5. Остроменский М.П., Основы противодействия гражданского общества «цветным» революциям http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/62983/
  6. Остроменский М.П., Смыслы, язык и ценности народа http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/45057/
  7. Все больше россиян склоняются к необходимости существования оппозиции http://fed.sibnovosti.ru/articles/157426-vse-bolshe-rossiyan-sklonyayutsya-k-neobhodimosti-suschestvovaniya-oppozitsii
  8. Доверие к власти и бизнесу в России в кризис резко упало http://kprf.debesi.ru/content/view/359/, Опросы ВЦИОМ Одобрения деятельности институтов государства http://wciom.ru/173/
  9. Недоверительные соцопросы http://www.ng.ru/politics/2011-06-30/1_sotsopros.html, Опросы ВЦИОМ одобрения деятельности министров http://wciom.ru/174/
  10. Уровень доверия россиян к Путину и Медведеву падает
    Подробнее: http://www.rosbalt.ru/main/2011/08/25/883103.html,   Опрос ВЦИОМ доверия к политикам http://wciom.ru/169/
  11. Тонули вместе, всплывает Путин http://www.gazeta.ru/politics/2011/09/26_a_3781690.shtml
  12. Остроменский М.П. Проблема устойчивости системы власти в государстве (I)
  13. Немецкий омбудсмен выступил за введение санкций против российских чиновников http://lenta.ru/news/2011/12/20/sanktionen/ , http://ria.ru/politics/20111223/524093751.html
  14. «Давний друг Путина запутался в сети подставных компаний» http://www.novayagazeta.ru/economy/50128.html
  15. Детальные результаты опроса http://axio.eot.su/query_detailed.html

 

21.01.2012

[1] Определения понятий доминирующая общественная сила и правящая группа дано в [5].

[2] Автор считает, что не смотря на наличествующую, по многим признакам, особенно с середины 2000-х годов, значительную фальсификацию выборов, рейтинг В.В. Путина в разы опережает рейтинг любого другого политика России.

[3] Хотя конечно банкротство Д.А. Медведева как политика, временно существенно усилило личный авторитет В.В. Путина в обществе.

[4] Первый вопрос, десять лет назад,  мучил наших западных «друзей»: «Who is mr. Putin?»

[5] Мы здесь не рассматриваем пока обычную, банальную, по сути, но конечно не по последствиям, сдачу элитой России, её интересов и её самостоятельности под юрисдикцию международных организаций. В определённых условиях, это один из самых вероятных сценариев эволюции правящей группы. Однако анализ условий ведущих к такому развитию событий выходит за рамки данной работы, но не интересов автора.  Как впрочем и анализ либеральной диктатуры.

[6] Вторая причина, это попытка установления более тесного контроля на обществом, через привязку руководителей общественных организаций к доминирующей общественной силе и, в отдельных случаях, включение их в правящую группу. Делалось это в видах купирования осуществления возможных сценариев вмешательства во внутренние дела государства, типа  «цветной» революции. Третья причина состояла, в попытке создать широкую коалицию, подконтрольную правящей группе, для победы на предстоящих парламентских выборах, когда появились большие сомнения в способности «Единой России» сделать это.  Впрочем, поелику  «Народный фронт», в созданном виде оказался слабоуправляемой эклектически собранным конгломератом попрошаек и иждивенцев, то от этой идеи, в первоначальном  виде, пока отказались.

[7] Среди многих других причин назовём и вероятную попытку В.В. Путина отстроить собственную общественную силу, из людей лично ему преданных, на которых он бы имел доминирующее влияние. Т.о. он уходил бы от зависимости от относительно самостоятельной бюрократии «Единой России», потенциально способной бросить ему вызов и даже победить в аппаратной войне.

[8] Вопрос об опорных источниках силы власти в концепции Дж. Шарпа, мы подробно рассмотрим в другой нашей работе, специально посвящённой этой теме. Там же вводится это понятие, уже не интуитивно, а позитивно.

[9]  Вспомним незабвенную цитату из З. Бжезинского «Не вижу ни одного случая, в котором Россия могла бы прибегнуть к своему ядерному потенциалу, пока в американских банках лежит $500 млрд., принадлежащих российской элите. Вы еще разберитесь, чья это элита – ваша или уже наша. Эта элита никак не связывает свою судьбу с судьбой России. У них деньги уже там, дети уже там….».

[10] Твиттерная революция в Египте и Тунисе, породили излишнюю иллюзию определяющего значения интернета во влиянии на массы. Отдавая должное мастерству и уместности использования социальных сетей в проведении протестных акций, нельзя не отметить, что для их реального претворения в жизнь, необходима, не только огромная и долгосрочная подготовительная работа, но и соответствующие созревшие условия. Ни какие твитеры не помогут, если правящая группа не готова отдать власть, а общество или определённые группы в нём не готовы за неё бороться и её взять.

[11] Результаты голосования в передачах Суд Времени и Исторический процесс, а так же результаты опросов АКСИО-1 и АКСИО-2, проведённых клубом Суть времени [15].

 

Остроменский Михаил Петрович

Политический любомудр

МОО «Вече», ВПП «Партия Дела», ОО «Альтернатива»