ПЕНСИОННЫЙ ФОНД РОССИИ: АНАЛИЗ СИТУАЦИИ, ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СТАБИЛИЗАЦИИ, ПЕРСПЕКТИВЫ РЕФОРМЫ

М. П. Остроменский

источник

«Помилуйте. Ведь снизу пойдёть. Пойдёть, пойдёть и придёть…»

Л.Н. Толстой «Анна Каренина»

tmp0h89Q5

I

Изменения в пенсионной системе РФ, предложенные правительством, несколько скорректированные президентом и принятые в сентябре 2018 года Думой, вызвали обширную и напряжённую дискуссию в стране. Представители официальной власти говорят о наступившем или предвидимом в обозримом будущем масштабном кризисе пенсионной системы (далее ПС), который может повлиять на устойчивость финансовой системы государства. Председатель Государственной Думы Вячеслав Викторович Володин, в этой связи, заявил о «вот такой дыре» в бюджете РФ[1].

Но мало провозгласить о кризисе ПС РФ и, в алармиском режиме, предлагать какие-то изменения. Первое и главное понять причины этого явления. Проанализировать их. Рассмотреть варианты решения и только после этого принимать меры. И здесь, как нам представляется, огромное количество экспертов и, судя по решениям и представленной мотивации, правительство РФ не имеют полной и достоверной картины. Предлагаемые ими меры есть не очень удачная, паллиативная калька с внешне похожих изменений, которые производит ряд стран ОЭСЭР. Причём предложения правительства, с нашей точки зрения, не только не обоснованы, но и не приведут ни к одной из, по крайней мере, заявленных им целей.

Основной упор, в объяснении негативных тенденций в пенсионном обеспечении жителей страны, власти делают на отрицательной динамике соотношения пенсионеров и работающих граждан. В результате чего, по их версии, пенсионных отчислений не хватает, а дефицит Пенсионного Фонда России (ПФР) покрывается из государственного бюджета, чего якобы быть не должно.

Суть парадигмы, которая лежит в основе пенсионного обеспечения всех стран мира [14] и РФ в их числе, сводится к обеспечению приемлемого уровня жизни экономически «инвалидизированных» и бесполезных граждан (потому мы будем называть её парадигмой «богадельни»). В таком подходе пенсия по старости ничем не отличается от пенсий по инвалидности. Просто обычные пенсии по инвалидности, выплачиваются по факту медицинского освидетельствования гражданина и установления его неспособности к производительному труду по объективным обстоятельствам, а пенсии по старости выплачиваются всем гражданам, поскольку является «установленным фактом» понижение с возрастом способности к умственному и физическому труду в требуемом производству темпе и результативностью. Критический период наступает в районе 60 лет.

В сущности, все действующие ПС разнятся между собой не принципиально, а только комбинацией источников финансирования производимых ими пенсионных выплат. Однако важно отметить: в конечном итоге их устойчивость гарантируются государственным бюджетом [1, 6, 8, 14, 19]. На последнем настаивает и МОТ [18].

Мы придерживаемся мнения, что взгляд на пенсионное обеспечение как своего рода «богадельню», вполне удовлетворительный 100 лет назад, уже в сегодняшних, существующих социально-экономических условиях, устарел. Для отношений, формирующихся в результате перехода экономики к шестому технологическому укладу, такой подход к человеку и к его труду неприемлем.

Пенсионная система, будучи частью системы социально-экономических отношений в государстве, должна им соответствовать в полной мере. Она должна изменяться вслед за изменениями в экономике, социальных отношениях, появившихся возможностях в технологии и т.д. И просто поправить имеющуюся парадигму, подстроив её под меняющийся технологический уклад уже не удастся, поскольку она изжила себя и идейно и институционально.

Например, все современные ПС пришли в тупик поднятия пенсионного возраста. Обоснование увеличения возраста выхода на пенсию опирается на простые математические расчёты и имеющиеся статистические факты – уменьшения количества трудоспособных граждан и рост количества пенсионеров.

Но, по тем же данным статистики, к 50-60 годам этого века, уровень рождаемости человечества упадёт с нынешних 2,5 до менее 2,1 [20] причём коснётся это всех стран и всех регионов [19]. Потому рабочую силу, притекающую сейчас в экономику из третьих стран мира, будет брать неоткуда. Что делать в этом случае? Поднимать пенсионный возраст до 80 лет? До 90 лет? До 100 лет? Увеличивать отчисления в пенсионные фонды? На сколько? И как это скажется на мотивировании человека к труду, на легализации его трудовой деятельности? При этом почему-то забывают, что увеличение продолжительности жизни вообще, не приводит к пропорциональному удлинению периода здоровой жизни. Люди, которые умерли бы раньше, сегодня, благодаря медицине, остаются живы, но чаще всего они не в состоянии финансво обеспечить самостоятельно своё существование. Более того, их ежедневные затраты, относительно здоровых сверстников, существенно возрастают.

Логическим пределом указанной парадигмы будет установление прямой связали демографии с размером пенсии. Но, в таком случае, пенсия теряет не только свой изначальный смысл, но и привлекательность, как гарантия относительно приемлемого существования в пожилом, читай немощном, возрасте. Она превращается в чёрный ящик, куда вы откладываете зачем-то часть своего заработка и откуда вы неизвестно когда и сколько получите и получите ли вообще. Причём то, что вы получите в результате, зависит не столько от вас, сколько от каких-то глобальных экономических и демографических факторов, на которые вы не только не можете оказать какого-либо влияния, но обычно о существовании которых вы не имеете ни малейшего представления. Однако, несмотря на абсурдность такого подхода, ряд государств уже встали на этот путь: Швеция, Италия.

От тупика поднятия пенсионного возраста, на первый взгляд избавлены, накопительные ПС. Но они, кроме тех же болезней подверженности влиянию глобальных экономических и социальных факторов, имеющих для такого типа ПС гораздо более существенное значение, обладают своими дополнительными недостатками. Риском обесценивания и даже полной потерей пенсионных сбережений в результате экономических кризисов, существенно большими затратами на своё функционирование, вопрос наследования пенсионных сбережений ибо они, при таком подходе, меняют свою природу и другими [6, 8, 11, 13]. Заметим, так же, поскольку сторонники пенсионной реформы любят ссылаться на мировой опыт, что ни в одном экономически развитом и состоятельном государстве не существует чисто накопительной ПС и реформа в этом направлении по большей части в них не ведётся. В государствах ЕС, характеризующихся высокой социальной защитой, накопительные системы вообще не играют существенной роли. Более того, цель введения накопительного элемента в ПС Швеции, состояла не в увеличении коэффициента замещения, а в уменьшении оного [11, 13]!

Из вышесказанного можно сделать предварительный вывод, что проблема устойчивости пенсионного обеспечения в рамках старой парадигмы «богодельни» не имеет решения. Необходим принципиально новый взгляд, принципиально иной подход. Именно этому – попытке если не обосновать и сформулировать новую парадигму, то явно поставить вопрос о ней – будет посвящена следующая наша статья. В этой же мы рассмотрим конкретную ситуацию с ПФР второй половины 10-х годов XXI века.

Применяя методы системного, компаративистского и коэффициентного анализов, с использование официальных статистических данных, покажем причины сегодняшнего не вполне благоприятного положения в ПС РФ, сравним её с ПС ряда стран ОЭСР и предложим предварительные конкретные шаги, направленные на стабилизацию ситуации в рамках существующей парадигмы, рассмотрим насколько вообще обоснована предлагаемая Правительством РФ реформа [12].

 

II

images (34)

Для адекватного понимания финансового состояния ПФР, в том числе причины и действительную величину дефицита его бюджета, по нашему мнению, необходимо чётко разделить затраты ПФР на четыре принципиально различающиеся части, источники финансирования которых не могут быть сходны, поскольку несходны те функции ПФР, на исполнения которых направляются соответствующие затраты.

Во-первых, это затраты ПФР на пенсии по старости, назначенные по общеустановленным условиям. В РФ на 2018 год это достижение возраста в 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин, наличие минимального трудового стажа 9 лет и 13,8 пенсионных балла и рассчитанной по стандартным методикам. Именно выплаты по этой и только этой части пенсии, формируются из поступлений в бюджет ПФР, которые вносят все работодатели, имеющие наёмных работников, в размере 22% и 10% от ФОТ, а также выплаты индивидуальных предпринимателей. Это так называемая «страховая пенсия по старости». Сюда же относится та часть пенсии иной категории лиц, которая соответствует упомянутым стандартам условиям.

Во-вторых, затраты на выплаты пенсий работавшим гражданам, когда сроки выхода на пенсию отличаются от общеустановленных, размеры выплат исчисляются по иным, отличным от общепринятых, критериям и методикам. Например, пенсии военным и приравненным к ним лицам, «работникам Севера», судьям, государственным и муниципальным служащим, врачам, работавшим в сельской местности, депутаты разных уровней и т.д.

В-третьих, затраты на прочие пенсии и выплаты. Их характерной особенностью являются, либо полное отсутствие связи с фактом трудовой деятельности, либо она крайне слабая и условная. Сюда относятся, например, пенсии в связи с потерей кормильца, инвалидам, и с детства и по стрости, социальные пенсии лицам не делавших, по каким-либо причинам, пенсионные взносы, иные социальные выплаты различного толка, например, многодетным матерям, выплаты участникам боевых действий, затраты на программу государственного софинансирования пенсионных накоплений, выплаты лицам имеющим особые заслуги пред государством и т.д. Здесь же и прочие виды платежей гражданам осуществляемых через ПФР, такие как «материнский капитал» или единовременный платёж в 5000 рублей произведённый решением правительства в 2017 году большей части пенсионеров по возрасту.

В четвёртых, затраты на функционирование пенсионного фонда России.

Принципиально важно осознавать и разделять два первых типа затрат. Поскольку пенсии обоих типов назначаются по итогам трудовой деятельности работника и выполнения им определённых и продолжительных условий взаимодействия с работодателем. Во втором случае, при установлении пенсионных преференций, законодатель имел целью дополнительно стимулировать определённые категории работников из соображения острой необходимости государства и/или работодателя в исполнении конкретных обязанностей или выполнения конкретного типов работ.

Указанные пенсии, в части иной, чем стандартные условия, не отличимы, например, от бесплатного проезда отдельных категорий госслужащих на общественном транспорте при исполнении ими служебных обязанностей; бесплатного курортного обслуживания, дополнительного отпуска, дополнительного медицинского страхования, дополнительного питания для работников с вредными условиями труда; от выдачи рабочей одежды и т.д. Поэтому такие пенсии, в части отличной от стандартных, должны формироваться из средств того работодателя в интересах которого установлены данные льготы его работникам и не могут быть возложены на плечи обычных плательщиков пенсионных взносов. Платежи за этих работников в ПФР, должны поступать как из бюджета государства, так и от организаций, действующих, например, в условиях Крайнего Севера или имеющих особо вредные производства или использующие работы особо тяжёлые и т.д. в виде дополнительных взносов сверх стандартно установленных 22% ФОТ.

Третий тип расходов, можно классифицировать как социальные затраты, которые несёт любое государство. Пенсии инвалидам или пенсии лицам не вносившим платежи в ПФР, не отличимы от затрат государства по уходу за лицами не способными к труду и не имеющих источников существования, сиротами, или затрат на медицинское обслуживание безработных или содержания ночлежек для бездомных. Эта часть расходов ПФР должна безоговорочно финансироваться из бюджета государства, ибо является взятой на себя государством социальной обязанностью, которую оно не вправе перекладывать на прочих плательщиков пенсионных взносов.

Попытки подхода к финансированию затрат ПФР из «общего котла», когда происходит смешение источников поступления средств, а часто даже отсутствие понимания откуда что оплачивается, можно квалифицировать, по типу экономических экстерналий, как желание переложить на третьих лиц затраты государственного бюджета и частных организаций, по обязательствам взятым ими на себя. Сходной, с предлагаемой нами, позиции придерживаются, например в [8].

Расходы же по четвёртому типу затрат, на функционирование пенсионного фонда, должны делиться в пропорции соответствующих выплат между всеми пользующимися его услугами.

Предлагаемое разделение затрат ПФР позволит чётко, однозначно и осмысленно определить источники финансирования этих затрат и по новому взглянуть на дефицит бюджета ПФР, рассмотреть иные источники его финансирования, кроме граждан, платящих общеустановленные пенсионный взносы.

Оценим теперь, с этих позиций, реальный дефицит ПФР по состоянию на 2017 год по данным годового отчёта пенсионного фонда, таблица №1.

 

Таблица №1

Структура доходов и расходов ПФР за 2017 год


Доходы



Расход


Наименование статьи


Сумма, млрд. рублей %, от общей суммы Наименование статьи


Сумма, млрд. рублей %, от общей суммы
Страховые взносы


4 480,9 54,3 страховая пенсия по старости


6 378,0 76,7
Средства бюджета


3 677,1 44,5 Государственные пенсии


432,6 5,2
Прочие виды пенсионных отчислений и социальные выплаты производимые ПФР


1 085,4 13,1
Материнский капитал


311,8 3,7
Прочие доходы


102,1 1,2 Затраты на функционирование ПФР


111,7 1,3
Итого


8 260,1 100 8 319,5 100

Источник: Годовой отчёт ПФР за 2017 год. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pfrf.ru/files/id/press_center/godovoi_otchet/annual_report_2017_1.pdf (дата обращения 26.09.2018).

 

Если исходить из традиционного подхода «общего котла», когда смешиваются различные по смыслу расходы ПФР, недостаток его собственных доходов составит 3 736, 5 млрд. рублей или 44,9 % от общих затрат. Но если отдельно рассматривать обязательства ПФР перед пенсионерами по старости на общих основаниях и дополнительно установленные выплаты, напрямую с ними не связанные, то картина меняется.

В этом случае дефицит собственных средств (с учётом пропорционального деления затрат на функционирование ПФР между обычными плательщиками и бюджетом государства и полного финансирования государством своей части) составит уже 1,6 трл. рублей или 26,3% от затрат. При этом, недостаток собственных средств ПФР хотя и остаётся, но становиться не столь критичным. Данную сумму, составляющую 35,71% от собственного дохода ПФР, вполне можно, по большей части получить путём административных и законодательных инициатив даже в традиционных рамках (о чём в последней части статьи). Надо отметить, что и в этой сумме остаётся ещё часть платежей, которые должны быть отнесена к расходам государственного бюджета. Например, досрочный выход на пенсию по условиям труда. Следовательно, реальный дефицит бюджета ПФР ещё меньше, что в целом подтверждается оценкой финансовой устойчивости и эффективности пенсионной системы РФ, приведённой в следующей части работы.

Таким образом, трансферт из государственного бюджета на цели балансирования бюджета ПФР, по обязательствам именно самого ПФР, уменьшается в 2,3 раза. Эти доходы ПФР можно классифицировать как субсидии или дотации ПФР со стороны государственного бюджета.

Остальная сумма перечислений из государственного бюджета в ПФР, есть затраты бюджета по исполнению взятыми государством обязательствам и покрывающиеся иными источниками его доходов, как и затраты, например, на социальное обеспечение или высокотехнологическое медицинское обслуживание граждан. Эту часть затрат госбюджета, можно классифицировать как субвенцию государственного бюджета ПФР на исполнение им дополнительно установленных требований закона, средства на которые, в рамках существующего законодательства, получить иным образом не представляется возможным. Указанные суммы ни методологически, ни смыслово нельзя считать частью дефицита ПФР.

Наглядно, изменения дефицита бюджета ПФР, описанное выше, представлены на рис.1, где «бюджет 1» отражает ситуацию согласно существующей методике определения дефицита, а «бюджет 2» отражает картину действительного соотношения доходов, расходов и дефицита ПФР.

рис. 1
Рис. №1
Оценка соотношение дохода и дефицита ПФР в расходной части его бюджета по традиционной методике (бюджет 1) и предлагаемой (бюджет 2)

Предлагаемое изменение методики определения дефицита бюджета ПФР, не есть просто перекладывание денег из одного кармана в другой или «игра цифрами». Это перегруппировка необходима для однозначного соотнесения однотипных затрат с источником их финансирования.

Так, в настоящее время, фактически не определены источники формирования выплат пенсий, в части их повышенных значений, относительно стандартных по размерам и срокам, для большей части федеральных и всех муниципальных служащих, т.н. «работников Севера», депутатов, судий и т.д. [8,16].

рис. 2

Рис. №2. Доля затрат ПФР по обязательствам установленным законодателем сверх стандартных пенсионных условий, % от общего трансферта правительства РФ в бюджет ПФР

(Источник: собственные расчёты по данным годовых отчётов ПФР [5])

 

Чтобы оценить масштабы перекрёстного финансирования обратимся к рис 2, на котором представлена динамика доли государственных обязательств в объёме трансферта в бюджет ПФР. Видно, что более половины перечисляемых в ПФР денег, не относятся к обязательному пенсионному страхованию в рамках общеустановленных требований, а суть прямые затраты государственного бюджета.

Но ситуация ещё тяжелее, если учесть более подробно и точно все затраты ПФР связанные разнообразными льготами по размерам и срокам выхода на пенсию. На 2015 год из 42,7 млн пенсионеров 15,8 млн. или 37,0%, были те, кто вышел на пенсию досрочно и/или получал её в повышенном размере. Из них 2,7 млн. трудившихся на работах с тяжёлыми условиями, 2,5 млн. работавших в условиях Крайнего севера, около 2,5 млн. военных пенсионеров, 3,5 млн. – «инвалидов», 1,7 млн. лиц получающих пенсии по случаю потери кормильца и т.д. [17].

Как видно из рис. 2, до 2016 года происходило постепенное увеличение доли государственных обязательств, которые оно перекладывало на бюджет ПФР. С 2016 года она несколько снизилась. Это связано с рядом проведенных правительством РФ преобразований. В частности, прекращение индексации пенсии работающим пенсионерам и увеличением возраста предоставления государственных пенсий государственным и муниципальным служащим. Но и в настоящее время более половины трансферта из государственного бюджета в бюджет ПФР составляют прямые и безусловные обязательства самого государства перед пенсионерами, а это более четверти всех расходов ПФР.

Ситуация с источниками финансирования расходов третьего типа, аналогична рассмотренной ситуации – они чётко не определены. Выплаты пенсий по потери кормильца и инвалидности, которые, по своей сути, являются социальными пособиями людям, оказавшимся в трудных жизненных обстоятельствах и никаким образом не связаны с осуществлением ими ранее трудовой деятельности, должны происходить исключительно за счёт государственного бюджета, кроме случаев производственного травматизма, оплачиваемых из страховых платежей работодателя в соответствующие фонды.

Затраты второго и третьего типа, как установленные законодателем произвольно, исходя из его собственных интересов и мотивов, не могут быть учитываемы при рассмотрении устойчивости пенсионной системы РФ и служить аргументом в повышении возраста или ужесточения иных условий выхода на пенсию.

Необходимо строго и однозначно определить источники финансирования, установленных законодателем льгот и социальных обязательств [1, 15].

Например, очевидно, что все дополнительные пенсионные льготы для работников Крайнего Севера и приравненных к ним территорий, работников занятых на работах с тяжёлыми и вредными условиями труда, сотрудников силовых министерств и т.п. категорий трудящихся необходимо финансировать за счёт повышенного процента пенсионного отчисления. Причём именно за счёт работодателя, а не работника, поскольку именно работодатель получает здесь основной доход. Именно у него существует потребность в такого вида работах и там. Эти отчисления, а следовательно затраты работодателя, сродни повышенной страховой премии при страховании жизни работников опасных профессий.

Необходимо также просто навести элементарный порядок в ПС РФ, классифицировать и систематизировать огромное количество льгот и послаблений, не всегда обоснованных, в назначении пенсий различным категориям работников и служащих. Особенно это относится к силовым министерствам и приравненных к ним государственных учреждений, судьям и депутатам. Именно с этого, с наведения порядка, надо начинать пенсионную реформу.

Так, Германия, начав реформу пенсионного обеспечения в 90-е годы 20-го века, одной из первых мер осуществила кардинальную чистку льгот данного типа, радикально сократив их количество и категории лиц, которые могут рассчитывать на оные [11]. Думается, изменения в этой области в РФ уже перезрели. Заметим, что переходный период в Германии длился с 1997 года по 2015 г., т.е. 18 лет, а не намеченным, правительством РФ, «аллюром».

Осуществление предлагаемых изменений в методике и однозначное соотнесения каждого вида затрат ПФР с источником их финансирования позволит не только сделать работу ПФР прозрачной и понятной, но и выявить те узкие места в финансировании, которые требуют срочного решения.

Такой подход позволит несколько скорректировать и мнение о величине финансирования ПС со стороны государства, являющейся одним из основных аргументов сторонников предлагаемой реформы. При этом надо учитывать, что нигде в мире не существует ПС, в финансировании которой, не участвовал бы государственный бюджет [7, 11, 14 др.]. В Японии, в стране где, как и в РФ, имеется всеобщее пенсионное обеспечение, пенсии, в размере 50%, напрямую субсидируются из государственного бюджета [9]. В США, в случае банкротства отдельных пенсионных фондов, предусмотрена выплата пенсий пострадавшим из государственного бюджета или бюджета штата.

В таблице 2 представлены, для сравнения, доли затрат на пенсионное обеспечение в бюджетах правительств ряда стран и РФ.

Таблица №2

Доли затрат государственного бюджета на пенсионное обеспечение для ряда стран ОЭСР и РФ

государство % от расходной части  государственного бюджета, данные 2015 года
1 Италия


31,9
2 Франция


24,3
3 Япония


24,2
4 Германия


22,7
5 США


18,4
6 Великобритания


13,8
7 Мексика


8,9
8 Страны ОЭСР


18,1
9 РФ, 2015 год


19,9
10 РФ, 2017 год


22,4

Источник: Pensions at a Glance 2017. OECD and G20 Indicators [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://read.oecd-ilibrary.org/social-issues-migration-health/pensions-at-a-glance-2017_pension_glance-2017-en#page106 (дата обращения 26.09.2018), Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/ (дата обращения 26.09.2018), [5], собственные расчёты.

 

Видно, что по доли затрат государственного бюджета, РФ превосходит средний показатель для стран ОЭСР, но ниже или аналогичен затратам в странах ЕС, имеющий традиционно высокую пенсионную защиту населения [8, 14]. Если мы не будем равняться на страны типа Чили или Казахстан, ПС которых полностью накопительные и где не имеется всеобщего пенсионного обеспечения, то нельзя утверждать о чрезмерном объёме бюджетных расходов РФ по данному показателю.

Рост же доли затрат на пенсионное обеспечение с 2015 по 2017 год произошёл не по причине роста количества пенсионеров или размера пенсий, ни то ни другое не имело значительных величин, сколько по причине стагнации экономики и как следствия, ограничения возможности государственного бюджета [16]. Затраты ПФР, за период 2015-2017 год, выросли на 8,5% [5], бюджет правительства РФ на 5,1% [22] в основном через «проедания» государственных суверенных фондов, а ВВП РФ упал на 1,5 % [22]. Заметим, что мировой ВВП за тот же период вырос более чем на 6% по данным МВФ и ВБ. Сказывается и последовательная политика правительства РФ по всеобщему ограничению государственных расходов и стерилизации денежной массы.

Однако главная проблема пенсионной системы РФ, как уже не раз отмечалось [3, 6], в низком уровне оплаты труда, по отношении к имеющейся производительности [10]. По этому показателю она занижена 1,5-2 раза, относительно оплаты труда экономически развитых государств. О том же говорит и динамика доли пенсионных выплат в % от ВВП, представленная на рис. №3 для ряда стран. Не смотря на сравнимую долю числа пенсионеров, наличия большого числа льготников, значительный процент отчислений в ПФР, объём пенсионных выплат в РФ в 1,5-2 раза ниже, чем в крупнейших странах ЕС и в среднем по ОЭСР. Надо участь, что коэффициент замещения средней пенсии к средней заработной плате в РФ не превышает 30%, тогда как согласно рекомендации МОТ он не должен быть ниже 40%, а в странах ЕС он превышает 50%.

рис. 3

Рис. №3. Сравнение общего размера пенсионных выплат в % от ВВП для ряда стран

(Источник: Eurostst. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ec.europa.eu/eurostat/data/database) (дата обращения 26.09.2018)

 

Потому, как не увеличивай возраст выхода на пенсию, как не перераспределяй имеющиеся пенсионных доходы между накопительной и солидарными частями, довести размер пенсии до приличного уровня не представится возможным до тех пор, пока не будет повышен уровень заработной платы в экономике РФ в целом.

 

III

политика-елкин-политическая-карикатура-пенсия-3855979

Несмотря на то, что ПС всех стран мира построены на базе общей парадигмы, их характеристики в каждом государстве уникальны [14]. Такое положение дел, не позволяет сравнить ПС не только на основании абсолютных величин, но часто и относительные параметры не могут дать удовлетворительной картины и не позволяют производить их компаративистский анализ. Даже, простое сравнение одних и тех же характеристик, например, абсолютные и даже относительные величины дефицита ПФ, величина пенсионных отчислений и их распределение между плательщиками, срок дожития и т.д., не дают объективной и целостной картины для сравнения ПС разных государств. Более корректно производить такие сопоставления можно посредством коэффициентного анализа [7, 13].

Кроме того, хотя, как мы показали выше, ситуация с ПФР, в плане дефицита его бюджета и затрат государственного бюджета на ПС РФ, не столь катастрофична, как утверждает правительство РФ и сторонники предлагаемой пенсионной реформы и, что ситуация эта вполне укладывается в диапазон существующим параметров ПС крупнейших и самых развитых, в социальном отношении, стран, но остаётся, по крайней, мере два важных вопроса.

Во-первых, устойчива ли в принципе пенсионная система РФ с наличествующими параметрами: количества пенсионеров, уровнем занятости населения, уровнем зарплат и размерами пенсионных отчислений и пенсионных выплат. Иначе, нам надо принципиально ответить на вопрос, требуется ли срочные радикальные перемены, типа предлагаемых правительством, для стабилизации положения в ПФР, или существующая нормативная база соответствует положению на рынке труда и ситуации с демографией в стране? Подчеркнём – отрицательный ответ, не означает, что всё хорошо и изменений не требуется, он лишь будет констатировать факт принципиальной финансовой достаточности в ближайшей перспективе ПФР и отсутствия необходимости реформ в рамках действующей парадигмы ПС как «богадельни».

Для такой оценки используется коэффициент финансовой устойчивости ПС – Kфин.уст., который показывает насколько в принципе самоокупаема ПС или она в любом случае, т.е. даже в идеальных условиях, требует стороннего финансирования для исполнения возложенных на неё функций.

Kфин. уст.=(a*b*c)/(d*e) ,

где а – доля занятого населения в общей численности населения; b – доля отчисления на пенсионное обеспечение в заработной плате; с – средний размер заработной платы, в национальной валюте; d – доля пенсионеров в общей численности населения; e – средний размер пенсии, в национальной валюте.

Если данный коэффициент больше 1, то система финансово устойчива и в принципе может выйти на самоокупаемость посредством улучшения администрирования и иных мер аналогичного порядка. Если он менее 1, то такая система в любом случае требует дополнительного финансирования для исполнения ею своих функций.

Во-вторых, второй вопрос, насколько эффективно ПФР исполняет свои функции. Т.е. получает ли назад пенсионер деньги, которые были внесены в ПФР в процессе трудовой деятельности или нет. Недостаток, недополучение пенсионером денег, можно рассматривать и как достоинство или эффективность, с точки зрения государства и пенсионных фондов, когда они, аккумулируя значительные средства, обратно возвращают лишь часть, остальные расходуя на цели не связанные с пенсионным обеспечением. Как это происходит с обычным страхованием.

Для оценки этого параметра используется коэффициент финансовой эффективности – Кфин. эфф., который устанавливает связь между поступившими в ПС средствами на застрахованное лицо за весь период его рудовой деятельности и полученными оным лицом средствами за весь период его нахождения на пенсии.

Кфин. эфф((f-g)*e)/(h*b*c),

где f – средняя продолжительность жизни населения, лет; g – законодательно установленный нормативный возраст выхода на пенсию, лет; e – средний размер пенсии, в национальной валюте; h – средняя продолжительность трудовой жизни, лет; b – доля отчисления на пенсионное обеспечение в заработной плате; с – средний размер заработной платы, в национальной валюте.

В случае, превышения данного коэффициента 1, застрахованное лицо получает из пенсионного фонда, за время нахождения на пенсии, больше, чем поступило пенсионных отчислений, в период работы. Если коэффициент финансовой эффективности меньше 1, то страховых отчислений в ПФ было больше, чем страховых платежей в адрес застрахованного лица.

В табл. 3 представлены данные для расчёта коэффициентов Kфин.уст и Кфин. эфф относительно РФ и ряда стран (на основе данных за 2015 год). Страны для сравнения подбирались по следующим критериям. Япония – как экономически развитое, сравнимое по численности с РФ государство, имеющее всеобщую солидарную ПС. США – как государство с либеральной экономикой и смешанной ПС с преобладанием солидарного компонента. Германия и Франция – крупнейшие страны ЕС по численности и экономическому потенциалу, имеющие развитые и зрелые ПС с преобладанием солидарной компоненты. Нидерланды – как государство с доминированием накопительной ПС. Причём её пенсионные фонды располагают крупнейшими в ЕС финансовые активы [7]. Дания – государство с одной из лучших и наиболее лояльных к пенсионерам, в плане размеров получаемых пенсий, ПС. Для РФ представлены данные за 2015 год и за 2017 год. В последнем столбце представлены оценочные величины с новыми условиями выхода на пенсию в РФ.

Таблица №3

Некоторые экономические и демографические характеристики

ряда стран ОЭСР и РФ

            страна/показатель


Германия Франция Австрия Дания Нидерланды США Япония РФ 2015 РФ 2017 РФ 2019
население (млн.чел)


81,2 66,46 8,59 5,66 16,9 320,9 126,68 146,3 146,8 146,9
пенсионеров млн. человек


18,37 16,08 1,78 1,1 3,37 61,0 35,1 39,2 39,8 40,0
доля пенсионеров в общей численности населения,%


0,226 0,242 0,207 0,194 0,199 0,19 0,277 0,268 0,271 0,272
занятое население, млн. чел.


39,18 26,12 4,07 2,68 8,12 151,7 63,75 72,43 72,1 72,4
Доля занятого населения в общей численности населения,%


0,483 0,393 0,474 0,473 0,480 0,475 0,497 0,495 0,491 0,497
средняя продолжительность жизни, лет


80,7 82,37 81,3 80,8 81,6 78,94 82,3 71,39 72,7 72,6
годовая средняя заработная плата в национальной валюте (тыс.)


47,81 38,05 44,41 41,256 50,853 51,94 5 110,60 408,36 470,0 543,15
средний годовой размер пенсии в национальной валюте (тыс.)


15,42 16,81 20,84 24,96 25,39 15,62 1142,4 154 165,1 171,7
Общие обязательные отчисления с з/п работников на пенсии, доли


0,187 0,2518 0,228 0,128 0,209 0,124 0,17828 0,22 0,22 0,22
Стандартный возраст выхода на пенсию, лет


65 61,6 62,5 65 65,5 66 65 57,5 57,5 62,5
Период трудовой жизни, лет


37,9 34,9 36,7 39,3 39,9 37,3 40,4 33 33 34

Источник: Eurostst. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://ec.europa.eu/eurostat/data/database (дата обращения 26.09.2018), World Bank Open Data[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://data.worldbank.org/ (дата обращения 26.09.2018), Pensions at a Glance 2017. OECD and G20 Indicators [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://read.oecd-ilibrary.org/social-issues-migration-health/pensions-at-a-glance-2017_pension_glance-2017-en#page106 (дата обращения 26.09.2018), [5,9, 21, 22],собственные расчёты.

 

В табл. 4 приведены результаты расчётов Kфин.уст и Кфин. эфф. для государств из таблицы №3.

Таблица №4

Kфин.уст и Кфин. эфф. для ряда стран ОЭСР и РФ

            страна/показатель


Германия Франция Австрия Дания Нидерланды США Япония РФ 2015 РФ 2017 РФ 2019
Kфин.уст


1,237 0,926 1,111 0,515 1,009 1,031 1,431 1,078 1,135 1,272
Кфин. эфф


0,714 1,044 1,054 1,900 0,964 0,841 0,537 0,722 0,735 0,427

 

Результаты наших расчётов хорошо коррелируют с результатами, представленными по некоторым странам в работе [7].

Из табл. №4 видно, что ПФР имеет потенциальную устойчивость не хуже чем пенсионные системы Австрии, Нидерландов и США, превосходит устойчивость ПС Франции и Дании и уступает Германии и Японии. Причём устойчивость ПФР растёт. Если проанализировать влияние различных параметров на финансовую устойчивость ПФР, то мы увидим, что рост его финансовой устойчивости происходит из-за роста номинальной заработной платы, поскольку остальные параметры меняются незначительно и разнонаправлено.

Анализ финансовой эффективности ПФР, говорит о том, что с точки зрения плательщика он неэффективен и, в этом смысле, сравним с пенсионными системами Германии и США. В случае же увеличение пенсионного возраста, как это предлагается правительством РФ, граждане, в виде пенсионных выплат, будут получать менее половины отчислений произведённых ими в период трудовой деятельности. Остальные средства уйдут на оплату пенсий льготникам, а также тем, кто не платил пенсионных взносов в период трудовой деятельности, т.е. по сути в бюджет государству.

Можно в целом констатировать, что с точки зрения государственных финансов ПФР и сегодня является потенциально финансово устойчивым и очень эффективным. Более того, даже если учесть долю занятых в теневом секторе (около 20% экономически активного населения [21]) и, как следствие, не платящих отчислений в ПФР, то и тогда устойчивость ПФР будет на уровне Франции (а именно 0,91), а с учётом предлагаемых изменений с пенсионным возрастом она приблизится к 1, т.е. будет реально самоокупаемым, в части стандартных пенсий. Подчеркну, это даже с учётом 20% теневой занятости!

Из всего вышеизложенного следует однозначный вывод об отсутствии каких-либо причин для проведения того типа реформ ПФР, что предлагается правительством РФ.

В заключение данной части статьи заметим, что в [13], получены иные результаты, по устойчивости и эффективности пенсионных систем РФ. Однако автор указанной работы, в расчётах для РФ, определял коэффициента демографической нагрузки не по методики принятой для остальных стран ОЭСР, когда он считается как отношение граждан от 65 и выше к общей численности населения в возрасте от 20 до 65, а как отношение людей 60 и старше к населению от 20 до 60 лет, мотивируя это тем, что в РФ на пенсию выходят раньше, чем в среднем по ОЭСР. По нашему мнению сделано это без должного обоснования.

Во-первых, в странах ОЭСР сроки выхода на пенсию сильно разнятся, и колеблется сегодня от 59 до 70 лет.

Во вторых, если мы посмотрим не номинальный, законодательно установленный срок выхода, а реальный, то якобы имеющаяся диспропорция в выходе на пенсию в РФ и странах ОЭСР нивелируется совершенно [14]. Так автор [13] указывает, что реальный срок выхода на пенсию в РФ отличается от номинального на 1-2 года, смещаясь в сторону более раннего выхода на пенсию. В США средний возраст выхода на пенсию составляет 63 года, вместо законодательно установленных 65 лет, в Германии около 62 лет вместо 65, Италии 61 год вместо 65, Франция 60 лет вместо 62,5 (данные 2015 года [22]). Об этом же свидетельствует доля занятых в странах ОЭСР возрасте от 55 до 64 лет, которая колеблется от 71% в Швеции до 30% на Мальте [7]. В Германии это 58% населения соответствующего возраста, во Франции 40%.

Далее при интерпретации результатов и, видимо, в расчётах, автор [13] указывает на то, что в солидарную часть пенсии РФ поступает не 22% а 16%, а ещё 6 % уходят в накопительную и не учитывает их. Однако с 2014 года действует мораторий на такое отчисление и все уплаченные работодателем взносы уходят в ПФР и расходуются им на выплату текущих пенсий, т.е. по сути в солидарную часть.

В целом, уже отмеченные методические недочёты, не дают основания полагаться на выводы, сделанные в данной работе при анализе пенсионной системы РФ, особенно в сравнении с пенсионными системами других стран, в части нас интересующей.

 

IV

1377579988_530615

На основании проведённого выше анализа бюджета ПФР и сравнения ПС РФ с ПС ряда стран ОЭСР, сделаем некоторые выводы и рекомендации:

  1. С точки зрения бюджета государства, ПФР, в настоящем виде, обладает достаточной финансовой устойчивостью и эффективностью и не требует реформы, в том направлении, в котором её предлагает правительство РФ: увеличение возраста выхода на пенсию. Важно, что затраты государственного бюджета РФ на пенсионное обеспечение, на данный момент, находятся на среднем, для стран ОЭСР, уровне, ниже чем расходы по данной статье в странах ЕС, с развитым социальным обеспечением.
  2. Проблемы ПФР не являются проблемами именно самого пенсионного фонда или пенсионной системы, они происходят от системных проблем всего социально-экономического состояния Российской Федерации: это низкий уровень зарплат относительно производительности труда; стагнация в экономике, когда рост ВВП РФ в разы отстаёт от роста мирового ВВП; значительная теневая занятость, превышающая не только уровень большей части стран ЕС, но и средний уровень по ОЭСР. Ни один из этих вопросов, в рамках реформы пенсионной системы, решить не представляется возможным, следовательно, паллиативные действиями правительства РФ, тем более обоснованными ссылками на аналогичные мероприятия в других странах, не приведут к улучшению финансового состояния ПФР и сокращению затрат бюджета РФ на пенсионные выплаты.
  3. На данном этапе, для повышения прозрачности доходов и расходов ПФР, повышение эффективности его финансового функционирования необходимо произвести строгое разделение его расходов на четыре группа: 1) расходы на пенсии по старости в соответствии с общеустановленными стандартными условиями; 2) расходы на пенсии связанные с особыми условиями труда, влекущими за собой определённые льготы (по сроку выхода на пенсию, по трудовому стажу, по размеру пенсионных выплат) в части отличной от общеустановленных условий; 3) прочие социальные выплаты, порученные ПФР и не имеющие отношения к регулярной трудовой деятельности получателя, а возникшие от особых жизненных обстоятельств, либо установленные законодателем по своим соображениям; 4) расходы по функционированию ПФР. Каждому типу расходов необходимо строго соотнести конкретный источник финансирования, с учётом того, что стандартные пенсионные отчисления в размете 22 % или 10% от ФОТ идут исключительно на оплату первой группы расходов ПФР.
  4. Провести инвентаризацию пенсионных льгот на предмет их размера и обоснованности. Провести систематизацию, стандартизацию льгот. Сократить их размер и количество получателей. Ликвидировать параллельные пенсионные системы, не связанные с ПФР (в первую очередь в силовых министерствах) передав оные в его ведение.
  5. Заменить регрессивную шкалу для уплаты пенсионных отчислений, на плоскую установив единый тариф в 22% от ФОТ, вне зависимости от размера заработной платы. Тем самым мы не только существенно улучшим ситуацию с поступлением средств в ПФР, но и, некоторым образом, компенсируем все ещё остающуюся плоской шкалу НДФЛ, столь вызывающе отличающую РФ от цивилизованных и социально ориентированных государств. Заметим, что льготные пенсии, обычно получают люди с хорошим заработком (работники судов и прокуратуры, «регионов Севера»). В результате, не только возрастают расходы ПФР на оплату пенсий данной категории лиц, но и, в период своей трудовой деятельности, они делают пониженные отчисления в ПФР, таким образом, «вдвойне» увеличивая нагрузку на бюджет ПФР. Сложившаяся ситуация не является ни обоснованной, ни разумной.
  6. Создать рабочую группу, под патронажем Президента РФ, по подготовке всеобъемлющей реформы ПС РФ, направленной на подготовку социально-государственной структуры, к изменениям в социально-экономической структуре общества, связанной с переходом к шестому технологическому укладу. При этом необходимо приять к сведению, что переход к новому укладу повлечёт за собой сокращение потребности экономики в рабочей силе в промышленности и сфере услуг, связанной с роботизацией и автоматизацией, увеличение значимости социальных связей в семье, особенно в воспитании детей, увеличение потребности в наращивании, сохранении и передаче знаний, навыков и умений членов общества. Особую роль приобретают социальные навыки и опыт. Все эти факторы указывают на необходимость снижения возраста выхода на пенсию для освобождения времени и сил более опытных членов социума от рутинных занятий материального и субкультурного производства, для укрепления и выстраивания социальных связей в обществе, передаче опыта и наставничества, в самом широком смысле этого слова. Данная реформа ПФР должна иметь целевым параметром установление к 2035 году единого пенсионного возраста для мужчин и женщин в 50 лет.


 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Аракчеев В.С. Политика двойных стандартов в российском пенсионном праве и законодательстве. // Вестник Томского государственного университета. Право. №26, 2017, с. 100-115, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/politika-dvoynyh-standartov-v-rossiyskom-pensionnom-prave-i-zakonodatelstve (дата обращения 26.09.2018).
  2. Белозёров С.А. Особенности национальных систем пенсионного обеспечения // Вестник СПБГУ. Экономика, т. 33, вып. 1, 2017, с.51-77.
  3. Бурденко В.А., Павлюченко В.Г. Об очередной пенсионной реформе. // Уровень жизни населения регионов России, №4, 2016, с.60-66, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/ob-ocherednoy-pensionnoy-reforme, (дата обращения 26.09.2018).
  4. Власов С.А., Мамедли М.О. Сценарный анализ параметров пенсионной системы в контексте устойчивости государственных финансов России. // Деньги и кредит, №8, 2017, с.26-33, http://www.cbr.ru/publ/moneyandcredit/vlasov_mamedli_08_17.pdf (дата обращения 26.09.2018).
  5. Годовые отчёты ПФР. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pfrf.ru/press_center/advert_materials~2074 (дата обращения 26.09.2018).
  6. Дмитриева О., Петухова Н., Ушаков Д. Переход от распределительной пенсионной системы к накопительной: результаты и критерии эффективности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.dmitrieva.org/id53 (дата обращения 26.09.2018).
  7. Заболотский Е. Д. Опыт реформирования пенсионных систем стран европейского союза и возможности его использования в России. // Вестник СПбГУ. Экономика. 2017. Т. 33. Вып. 3 с. 472-497, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/opyt-reformirovaniya-pensionnyh-sistem-stran-evropeyskogo-soyuza-i-vozmozhnosti-ego-ispolzovaniya-v-rossii (дата обращения 26.09.2018).
  8. Захаров М. Л. Международные стандарты и российская пенсионная система. // Журнал российского права №9, 2012, с. 5-18 и №10, 2012, с. 14-29, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnye-standarty-i-rossiyskaya-pensionnaya-sistema (дата обращения 26.09.2018).
  9. Лебедева И.П. Система социального обеспечения Японии: достижения и проблемы. // Японские исследования №4 2016 с.23-35, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ifes-ras.ru/images/js/2016/js_2016_4_23-35.pdf (дата обращения 26.09.2018).
  10. Львов Д.С. Россия: рамки реальности и конуры будущего. // Проблемы развития территории, вып.37, 2007, с.27-34, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/rossiya-ramki-realnosti-i-kontury-buduschego (дата обращения 26.09.2018).
  11. Мачульская Е.Е. Пенсионные реформы в Европе: можно ли использовать опыт Европейских стран в России, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/26606 (дата обращения 26.09.2018).
  12. О внесении в Госдуму законопроекта об изменениях в пенсионной системе, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://government.ru/activities/selection/301/32902/
  13. Пудовкин А. В. Мировой опыт формирования пенсионных систем и возможности его использования в России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук Москва ‒ 2017 ФГАОУ ВО «Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации», [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://mgimo.ru/science/diss/Pudovkin_diss.pdf (дата обращения 26.09.2018).
  14. Синявская О.В. Российская пенсионная система в контексте демографических вызовов и ограничений // Экономический журнал ВШЭ. 2017. Т. 21. № 4. С. 562-591. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/rossiyskaya-pensionnaya-sistema-v-kontekste-demograficheskih-vyzovov-i-ogranicheniy (дата обращения 26.09.2018).
  15. Соловьёв А.К. Долгосрочное прогнозирование развития пенсионной системы России: факторы и условия. // Проблемы прогнозирования. №3, 2012, с. 86-96, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/dolgosrochnoe-prognozirovanie-razvitiya-pensionnoy-sistemy-rossii-faktory-i-usloviya (дата обращения 26.09.2018).
  16. Соловьев А. К., Попов В. Ю. Актуарное исследование демографических факторов повышения пенсионного возраста. // Вестник Финансового университета. Социальная политика. №4, 2016, с.42-55, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/aktuarnoe-issledovanie-demograficheskih-faktorov-povysheniya-pensionnogo-vozrasta (дата обращения 26.09.2018)
  17. Соловьева А.В. Пенсионная реформа: иллюзии и реальность: учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2015. 336 с, с. 206.
  18. Социальное обеспечение в мире в 2010-2011 гг. Обеспечение охвата во время и после кризиса. Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. М.: МОТ, 2011. С. 277, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/—europe/—ro-geneva/—sro-moscow/documents/publication/wcms_344709.pdf (дата обращения 26.09.2018).
  19. Щербакова Е. М. Все больше стран озабочены старением населения [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2016/0709/barom04.php (дата обращения 26.09.2018).
  20. Щербакова Е.М. Мировые тенденции рождаемости по оценкам ООН пересмотра 2017 года, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2017/0751/barometer751.pdf (дата обращения 26.09.2018).
  21. Федеральная служба государственной статистики. Сборник «Рабочая сила, занятость и безработица в России», 2018, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/b18_61/Main.htm (дата обращения 26.09.2018).
  1. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/ (дата обращения 26.09.2018).

 

 

[1] Володин не исключил отмену государственных пенсий. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  https://fn-volga.ru/news/view/id/88298 (дата обращения 26.09.2018)