Информационные и психологические операции как часть информационной войны стран НАТО (часть 1)

псих нато1

В конце XX – начале XXI века человечество столкнулось с новой формой ведения боевых действий — гибридной войной. Война такого типа отличается от классической нелетальным характером ущерба и одновременностью проведения на нескольких уровнях.

Ассиметричный характер гибридной войны, по мнению автора статьи «Гибридные войны» Джона МакКьюэна, полковника ВС США в отставке, проявляется в перенесении активных действий из зоны вооружённого конфликта в информационное пространство предполагаемого противника, интересы которого стоят за таким конфликтом, а также он выносится на уровень мирового сообщества [4, с. 107].

Частью гибридных боевых действий является информационная война, которая своей целью имеет воздействие на человеческую составляющую процесса ведения двустороннего противоборства и на средства управления, контроля и связи систем вооружения.

При этом информационной атаке подвергаются как военные, так и гражданские лица. В данном случае речь идёт о психологических операциях и пропагандистских мероприятиях. Часть этих мероприятий проводится в сети Интернет (в рамках т.н. киберпространства) и с использованием средств массовых информации – телевидения и радио.

Практические действия по использованию киберпространства ведутся по двум направлениям – средства психологического воздействия (текстовые, фото- и видео-материалы) и средства технического воздействия и защиты (вирусы, программное обеспечение для удалённого управления сетями и т.д.). Здесь выделяют три уровня целей: уровень информационных систем, уровень принятия решений и уровень управления данными [3, с. 52]. Каждый из уровней подвергается воздействию определённого типа атаки, результатом применения которой является эффект воздействия на цель (технический, функциональный, оперативный).

Одним из главных действующих участников разработки и реализации концепций и форм ведения информационных войн странами-членами НАТО являются США. На примере открытых источников — военных нормативных документов Министерства обороны США — можно понять основные направления, цели и задачи ведения информационной войны – психологических операций и кибератак на информационно-технологическую инфраструктуру противника.

Полевой устав США 3-13 «Информационные операции: доктрина, тактика, приёмы и методы» [2] определяет информационные операции (по сути даёт определение понятия информационная война) как использование основных возможностей электронных способов ведения войны, операций в компьютерных сетях, психологических операций, военных методов дезинформации и обеспечение безопасности операций, совместно с указанными дополнительными операциями и связанными с ними возможностями, в целях воздействия или защиты информации и информационных систем, а также для оказания влияния на процесс принятия решений [2, с. 19].

Информационные операции призваны воздействовать на информационную среду, которую составляют собирающие, обрабатывающие или распространяющие информацию отдельные лица, организации или системы [2, с. 9]. Сюда входят:

— международные каналы связи и сети обмена данными;

— системы управления и контроля дружественных и враждебных сил и других организаций;

— личный состав дружественных, враждебных и прочих вооружённых сил, ответственный за принятие решений и обработку информации.

Информационные операции являются вспомогательными по отношению к основным боевым операциям, создавая возможности для их проведения.

За исключением операций в компьютерных сетях, защиты и взлома таких сетей, остальные элементы информационных операций не новы.

Информационные операции, в том числе, операции в киберпространстве, реализуются по двум направлениям: активными и пассивными методами [2, с. 20].

Наступательные операции в киберпространстве – операции в киберпространстве, предназначенные для демонстрации силы во время применения войск внутри киберпространства или через него [1, с. 18].

Оборонительные операции в киберпространстве – активные или пассивные операции в киберпространстве, предназначенные для сохранения способности использования возможностей дружественного киберпространства и защиты данных, сетей, возможностей единого информационного пространства и других определённых систем [1, с. 17].

Активными (наступательными) методами достигаются следующие воздействия [2, с. 22]:

1. Уничтожение – повреждение боевых систем до степени невозможности дальнейшей реализации их функций или невозможности восстановления до функционального состояния без капитального ремонта.

2. Блокирование – отключение или прерывание потока информации между выбранными узлами управления и контроля.

3. Деградация – использование метода в качестве нелетального или временного фактора, направленного на снижение эффективности или точности систем управления и контроля противника, его средств и сил добывания информации.

4. Отказ – метод влечёт за собой задержку информации о возможностях и намерениях армии, которая необходима противнику для эффективного и своевременного принятия решений.

5. Заблуждение – метод побуждает лицо поверить в ложное утверждение.

6. Взлом – метод направлен на получение доступа к системам управления и контроля противника для сбора информации, а также для внедрения ложной или вводящей в заблуждение информации.

7. Принуждение – метод побуждает противника или других лиц симпатизировать Вооруженным силам.
Пассивными (оборонительными) методами достигаются следующие воздействия [2, с. 23]:

1. Защита – применение всего спектра методов для защиты от разведывательных устремлений или от захвата конфиденциального оборудования и информации.

2. Обнаружение – раскрытие или установление существования, присутствия или факта вторжения в информационные системы.

3. Восстановление – возвращение информационных систем в их исходное состояние.

4. Реакция – немедленное реагирование на атаки и вторжения, проводимые противником в рамках информационных операций.
В мирное время целями информационных операций являются [2, с. 23]:

1. Политическое руководство.

2. Информационные возможности и уязвимости, включая военные и гражданские каналы связи, внутренние и зарубежные СМИ.

3. Военные руководители, операции, инфраструктура, их уязвимости на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях.

4. Экономические факторы, оказывающие влияние на возможности участников по осуществлению и поддержанию военных операций, а также факторы, которые влияют на моральное состояние населения и властей. Этот набор также содержит отрасли инфраструктуры, которые поддерживают экономическую деятельность.

5. Социальные последствия этнической, расовой и исторической вражды и интеграции.
В целях реализации информационных операций в отношении п. 5, указанного выше, формируются базы данных, которые содержат следующую информацию:

— лица и группы, имеющие влияние в государственной и негосударственной среде;

— лица, ответственные за принятие решений в государственной и негосударственной среде;

— лица и группы, относящиеся с симпатией к интересам США;

— лица и группы, относящиеся враждебно к интересам США;

— лица и группы, испытывающие слабость к влиянию США;

— темы, имеющие популярность у целевой аудитории;

— факторы, влияющие на стабильность и нестабильность государства;

— государственные и негосударственные участники принимающие или отвергающие экономическую или военную помощь США;

— религиозные, этнические и культурные обычаи, нормы и ценности;

— характеристики коммуникационной инфраструктуры;

— характеристики военной коммуникационной инфраструктуры связи, контроля и управления;

— характеристики военной подготовки и навыков (для определения восприимчивости к критическим ситуациям, военной дезинформации и психологическим операциям;

— уровень грамотности;

— характеристики этнических узкогрупповых взаимоотношений и языков.

В полевом уставе США 3-05-301 «Психологические операции: тактика, способы и методы» [5] даётся следующее определение понятия «психологические операции»: запланированная деятельность, направленная на трансляцию необходимой информации и ключевых установок в адрес зарубежной целевой аудитории с целью воздействия на их эмоции, мотивы, объективное мнение, и, в конечном счёте, на оказание влияния на поведение зарубежных органов власти, организаций, групп и отдельных лиц [5, с. 6].

Источники:

1. Cyberspace and electronic warfare operations. Field Manual No. 3-12. 2017. URL https://www.globalsecurity.org/security/library/policy/army/fm/3-12/fm3-12.pdf.

2. Information Operations: Doctrine, Tactics, Techniques, and Procedures. Field manual No. FM 3-13 (FM 100-6). 2003. URL https://fas.org/irp/doddir/army/fm3-13-2003.pdf.

3. Johnson, L. Scott. Toward a Functional Model of Information Warfare. A Major Intelligence Challenge. 2005. pp. 49-56. URL https://www.cia.gov/library/center-for-the-study-of-intelligence/kent-csi/vol40no5 /pdf/v40i5a07p.pdf.

4. McCuen, John J. Hybrid Wars. Military review. March-april 2008. p. 107-113 URL www.au.af.mil/au/awc/awcgate/milreview/mccuen08marapr.pdf.

5. Perspectives for collaboration within the program of information cooperation launched by the NATO STRATCOM COE in Latvia. 26.04.2016. URL http://www.globale-evolution.de/showthread.php/200902-Informationskrieg-NATO-gegen-Russland.

6. Psychological Operations: Tactics, Techniques, and Procedures. Field Manual No. 3-05.301 (FM 33-1-1). 2003. URL https://fas.org/irp/doddir/army/fm3-05-301.pdf.